Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

25

разложившийся, как говорит Меценат, на свои составные элементы слуга. Извлек я Принцессу, привел в чувство, и с тех пор, вы видите: нас водой не разольешь, такие друзья. Только вы, Куколка, не напоминайте ей этой истории... Вы понимаете, как тяжело!.. Слугу Рудольфом звали,- добавил Новакович ни к селу ни к городу.

-О, я понимаю, совершенно понимаю,- пылко воскликнул Куколка.- Однако, Новакович, какой это замечательный сюжет для стихотворения, правда?

-Чудный сюжет,- согласился Новакович, запихивая в рот кусок шашлыка.- Вы бы поговорили с Ее Высочеством. А то наши ребята перед ней робеют. А вы такой находчивый.

-Чего ж тут робеть,- улыбнулся Куколка.- Я могу вести какой угодно разговор.

И изысканным тоном обратился к дремлющей Принцессе:

-Как поживаете, Ваше Высочество?

Принцесса открыла глаза и впервые взглянула на Куколку.

-Что вы говорите?

-Я спрашиваю: как вы себя чувствуете?

-Спасибо, очень хорошо. Только они все такие шумные. Давеча даже речи какието в мою честь говорили. А вы тоже из их компании?

-Да, я имел счастье недавно познакомиться с Меценатом и его друзьями, и вы знаете, Ваше Высочество, они ко мне отнеслись как к родному. В их обществе я себя чувствую чудесно.

-Отчего они называют вас Куколкой?

Куколка зарумянился и опустил свои длинные шелковые ресницы.

-Право, не знаю... Это меня впервые Анна Матвеевна - достойнейшая женщина!- так окрестила, а им и понравилось.

-Я вас тоже буду называть Куколкой. Можно?

-Пожалуйста, Ваше Высочество.

-А вы не шумите?

-То есть как? Нет, я вообще тихий.

-Ну, тогда хорошо. Заезжайте когданибудь ко мне, я вас чаем попою.

-Буду счастлив. Не замедлю.

-А они все такие шумные,- капризно пожаловалась Принцесса.- Новакович однажды Кузю в ковер закатал... Мне же пришлось его потом и раскатывать.

-Какой ужас!- искренне огорчился Куколка.- Но, если не ошибаюсь, господин Кузя, кажется, очень тихий?

-Да он ничего, только однажды в мою раскрытую шкатулку с бриллиантами окурков насовал.

-Пепельница далеко стояла,- вразумительно пояснил Кузя.- Но я люблю бывать у Принцессы. Тихо так, никто не беспокоит. Я один раз у нее часа три в кресле проспал.

-А вы любите поэзию?- осведомился Куколка.

-Люблю,- согласилась, немного подумав, Принцесса,- только чтоб стихи были короткие.

-Мои не длинные,- успокоил Куколка.

-Господа!- нетерпеливо стукнул по столу хмуро молчавший до сего Мотылек.- Когда же мы устроим коронование Куколки в поэты?!

-Не нравится мне чтото Мотылек,- шепнул Кузя Меценату.- Мы все шутим, смеемся, а у него в истории с Куколкой какойто надрыв.

-Мотылька надо понять,- качнул седеющей головой Меценат.- Он талантливее нас всех, а не складывается у него, у бедняги, литературная судьба. Вот он и дергается... Денег дать ему, что ли? Да нет, это его не устроит.

-Когда коронование?- капризно повторил Мотылек, ударяя ладонью по столу.- Хочу короновать Куколку.

-Да можно в субботу. У меня. Только Яблоньку нужно бы предупредить.

-Хорошо,- поспешно подхватил Новакович с деланноравнодушным видом.- Я зайду ей сказать.

Кузя толкнул Мецената локтем в бок.

-Да зачем же тебе затрудняться? Я почти мимо ее дома прохожу. Зайду утречком.

-Где тебе! Ты так ленив, что на площадке лестницы заснешь. Не трудись лучше - я сам зайду.

-Нет, я!

-Кузя! Опять в ковер закатаю!

-А я высуну голову из ковра и крикну на весь крещеный мир: "Православные! Телохранитель влюбился в Яблоньку!"

-Дурак!- прошептал Новакович, отворачивая лицо к стене.- Ах, какой ты дурак! И с чего взял, спрашивается.

-Что я взял?

-Что я... этого... люблю Яблоньку.

-Ах, значит, ты ее не любишь? Завтра же доложу ей: "Телохранитель сказал, что он вас не любит!"

-Да чего ты пристал к нему, как комар,- вступился Меценат.-

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту