Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

40

не донесете,- спокойно сказал он, пяля на меня свои глуповлюбленные глаза.- Не такой вы человек, чтоб другого под монастырь подвести. Нешто такие беленькие доносят?

Этот вор был большим психологом. Я помолчала.

-Что же вам от меня нужно?

-Разик на вас глазом глянуть да презент какой исделать - больше мне ничего и не требуется. Уж такая вы барышня, что прямо на вас молиться хочется. Два ребра сломайте, ежели вру!

-Молиться, говорите, а сами для меня вещи воруете.

-Зачем специально для вас? Я койчто и для себя делаю.

Посмотрела я на его рыжую расплывшуюся физиономию, и почемуто жалко мне его стало.

-Слушайте, голубчик... Если я вас о чемто попрошу, вы сделаете?

-В один секунд! Голову себе или кому другому сверну, а добуду! Два ребра!..

-Вы меня не поняли!.. Я прошу вас о другом: бросьте это ваше... занятие!

Он призадумался, изящно почесывая оттопыренным большим пальцем рыжую голову.

-"Работу" бросить? Гнилой это план ваш, прекрасная барышня. Делу я никакому не приучен - только "работать" могу. Да кто меня и возьмет на дело? Извольте полюбоваться на личность - прямо на роже волчий паспорт нарисован, за версту от меня вором пахнет.

Ах, бедняга! В этом он был категорически прав, даже не клянясь двумя сломанными ребрами.

Представьте себе, долго я с ним беседовала, и хотя, несмотря на все доводы, не могла направить его на правильный путь, но расстались мы друзьями. Он даже дал слово не таскать мне в окно "презентов", вымолил только разрешение "чествовать меня лесными цветочками".

Я видела, что встречи со мной доставляют ему огромную радость, и думаю я, что помимо этого невинного удовольствия - никаких утех в его горемычной жизни, исключая пьянство и чужие сломанные ребра,- никаких других утех не было!

Приходил он к забору в течение лета несколько раз. Я ему связала в "презент" гарусный шарф, а он перекидывал мне через забор "лесные цветочки", но и тут раза два по своей воровской натуре сжульничал, потому что однажды презентовал мне цветущий розовый куст, выдернутый с корнем, а другой раз преподнес букет великолепных оранжерейных цветов, бешено клянясь при этом всеми сломанными ребрами мира, что сорвал в лесу. Дикий человек был (закончила Яблонька с ясной светлой улыбкой) - что с него взять!

-Где же он теперь, этот ваш рыцарь без страха, но с массой упреков?..- ревниво спросил Новакович.

-Ах, я боялась этого вопроса,- уныло, со вздохом прошептала Яблонька.- Конец этой истории такой грустный, что я хотела не наводить на вас тоски... но раз вы спрашиваете - закончу: когда я уже жила в Петербурге, мне однажды какойто оборванец принес безграмотную записку на грязном клочке бумаги. Недоумеваю, как он узнал мой адрес... В записке значилось: "Если вы точно что ангел, то не обессудьте, придите проститься. Очень меня попортили на последней работе - легкие кусками из горла идут. Повидаться бы!! Лежу в Обуховской больнице, третья палата, спросить Образцова... Ежли ж когда придете - оже помру,- извините за беспокойство".

-Что ж... пошли?- тихо спросил Меценат.

-Конечно! Как же не пойти. Труд небольшой, а ему приятно. Засиял весь, как увидел. Этакий рыжий неудачник, прости его Господи. При мне же и умер... Сдержалтаки свою любимую клятву "сломанными ребрами": доктор говорил - три ребра сокрушили ему.

Вдруг Яблонька вздрогнула и, отдернув руку, лежавшую около Куколки, поднесла ее к лицу.

-Кто? Что это? Неужели Куколка? То, что вы поцеловали мою руку,- так и быть, прощаю вам, но что на ней ваши слезы - нехорошо. Мужчина должен быть крепче.

-Господи!- в экстазе вскричал Куколка, приподнявшись с ковра на колени и молитвенно складывая руки.- Неужели такие женщины существуют? Как же, значит, прекрасен Божий мир!!

Мгновенную легкую неловкость

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту