Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

48

крови. Я ее даже, знаете ли, немного боюсь. Вчера вечером четвертую записку от нее получил. Звонит, пишет, заезжает...

-Что ж вы от меня хотите?- странным голосом спросил Меценат.

-Вы с ней... ближе знакомы, чем я. Посоветуйте, как всю эту историю ликвидировать? Чтобы было не обидно для нее и чтоб мне не терять мужского достоинства. Такая неприятность, знаете! В первый раз у меня это. Впрочем, простите, Меценат... но, может быть, мне было бы лучше посоветоваться по этому поводу не с вами, а... с Новаковичем, например? А то вы... какойто странный!

-Нет, нет. Вы как раз обратились по настоящему адресу. Умнее ничего нельзя было придумать! А сделайте вы, чтобы выйти с честью, вот что... Возьмите портрет той особы, которую вы любите, напишите на обороте: "Моя невеста" - да и пошлите ей без всякого письма. Она поймет, и все кончится красиво.

-Вы думаете? А это... удобно?

-Чрезвычайно. Я вам советую, как лицо... незаинтересованное.

За портьерой вдруг послышался мужской смех, возня и крики:

-Да куда это они уединились?! Телохранитель! У Куколки с Меценатом секреты - не подкапывается ли Куколка под нас? Не хочет ли понизить наш курс в глазах Мецената?!

Кузя и Мотылек под предводительством Новаковича бесцеремонно ворвались в кабинет с одалиской и леопардом на стене и остановились, удивленные: на них в упор смотрели черные неподвижные глаза Мецената, и... никогда еще клевреты не видели такого странного взгляда.

-Простите, Меценат... Если вы еще не кончили, мы подождем.

-О нет! Мы уже свободны. Куколка читал мне по секрету свою новую поэму, и... это... оказалось... дьявольски сильная вещь!!

-Закончили поэму?- осведомился профессиональным тоном Мотылек.

-Да! Закончу,- твердо отвечал Куколка.- Сегодня же.

Глава 16. Самая короткая глава этой книги

В нарядном будуаре Веры Антоновны сидел Новакович, почти расплющив своим мощным телом хрупкий воздушный пуф, и говорил:

-Недоумеваю, за каким чертом Меценат не сам к вам явился, а послал меня. Такая простая вещь... Говоря кратко - он просит у вас отпуск.

-Какой отпуск? Боже, как это все... утомительно.

-Для нас? Нисколько не утомительно. Он собирается ехать на Волгу - от Рыбинска до Астрахани и обратно - и берет с собой Мотылька, Кузю и меня.

Вера Антоновна полузакрыла засверкавшие глаза и сонно спросила:

-Конечно, и Куколку берет?

-О нет! На что нам этот юродивый... Он забавен только в столице как объект Мотыльковых затей. Так как же... даете Меценату отпуск?

-О, Боже мой... когда же я его удерживала! Пусть едет. Желаю вам веселиться. Ох, как я устала!

Исполнив поручение, Новакович сидел и томительно молчал. Хотя был он человек разговорчивый, но знал - с мраморной статуей не разговоришься.

-Да... такието дела,- пробормотал он, собираясь встать.- Такто, значит. Вот оно каково.

И вдруг странный вопрос Принцессы пригвоздил его к месту:

-Скажите, Телохранитель... Эта ваша знаменитая Яблонька - очень красивая?

-О, описать ее красоту так же трудно, как...

Вдруг его взгляд упал на одно место огромного ковра, покрывавшего пол, и фраза осталась незаконченной.

-Ну, чего ж вы замолчали? Говорите!

-Так же трудно описать Яблоньку, как...

-Ну?!

-Так же трудно... как...

-Боже, какой вы нудный!!

Но Новакович не слушал: он наклонил корпус и впился ястребиным взглядом в часть пушистого ковра около кушетки...

-Так же труд... Боже мой, да вот ее кусок!.. Что это?

Быстрее молнии он упал на колени и поднял запутавшийся между бахромой края ковра кусок фотографической карточки.

-С ума я схожу?! Ведь это часть лица моей... нашей любимой, неповторимой Яблоньки! Глаз ее! Кусочек ее капризной нижней губки... Принцесса! Что случилось?

Принцесса вдруг уткнулась лицом в подушку так быстро, что ее

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту