Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

3

IV Утром, проснувшись, Бондарев долго лежал на кровати и мечтал. -Подумать только, что среди тысячи заброшенных, забытых точек на необъятной Руси - есть одна точка: микроскопический город Плошкин. И здесь люди, как это ни странно,- другие, и живут они и думают не захолустно: в один вечер я нашел и наивного фанатика, любителя литературы, моего восторженного поклонника, и смелую, с большим сердцем, женщину, и человека, готового рискнуть жизнью ради чести... И все это очень красиво и странно! Он оделся, уложил в небольшой сак вещи и, расплатившись, вышел на улицу. -Извозчик! Знаешь инспектора Хромова? Вези меня к нему!... -Пожалуйте! Хромова дома не было. Бондарева встретила бледная беременная жена инспектора и с пугливым недоумением осмотрела его. -Мужа хотели видеть? -Да видите ли... - нерешительно сказал Бондарев.- Ваш супруг пригласил меня вчера погостить у вас денек, вместо того чтобы жить в гостинице.- Я Бондарев. -Вечно он... - печально качнула растрепанной головой хозяйка.- А разве в гостинице вам нехорошо было? -Ничего себе... Но ваш супруг так настаивал... -Охота вам было этого дурака слушать? Разве он чтонибудь понимает? Пригласил! У нас три комнаты всего, повер нуться негде - извольте видеть! Вы уж меня извините, но, когда это сокровище вернется, я его съем за это! -Приятного аппетита!- пожал плечами Бондарев, по вернулся и вышел.- Действительно,- подумал он,- идиот какойто... Очень нужно было принимать его приглашение. Извоозчик, черт! Свободен? Вези меня к Когтю. Знаешь - Федосеем зовут. Иванычем. -Господи ж!- высморкался извозчик.- Завсегда. -С этой дуэлью еще запутался... черт знает, что такое! Если бы не дал Перекусалову слова - сразу бы плюнул на все. А то теперь мотайся, как дурак... Мимоходом он заехал к какомуто доктору. Долго объяснял ему относительно дуэли, а доктор прихлебывал светлый чай и молча слушал. -Так как же, а? Вы не бойтесь. Вам, как врачу, не грозит никакая ответственность. Доктор встал, протянул литератору руку и сказал: -Плюньте! И ушел во внутренние комнаты. -Порядки!- размышлял Бондарев, трясясь на извозчике по направлению к Когтю.- Тут, пожалуй, и пистолетов не дос танешь... Коготь встретил Бондарева радостно. -Аа!... Литератор! Звезда! Садись. Чаишки хотите? -Спасибо,- сказал Бондарев.- Я, собственно, насчет выработки условий... -Условий? Которых? -По поводу дуэли. -Какой дуэли? -Да вчера же! Перекусалов вызвал вас, и вы приняли вызов. -Юморист вы,- сказал одобрительно Коготь,- вечно у вашего брата заковыки. -Какие заковыки? Есть случаи, когда полагается быть серьезным. Надеюсь, вы не отказываете от дуэли? -Вы... в самом деле? Коготь загрохотал, обрушился на диван, закашлялся от стремительного хохота и заболтал мясистыми ногами. -Зарезал литератор! Уморил! Так Петька меня на дуэль вызвал? Гого! -В чем дело?- закричал Бондарев. -Вот - голубчик: режьте меня, жгите - буквальнотаки, ни капелюшечки не помню!! Где, когда, что? Правда, пили мы, как носороги. А скажите, милый... Мы... не дрались? -Нет,- сухо сказал Бондарев.- В таком случае, прощайте. Злой, поехал Бондарев к Перекусалову. Тот еще лежал в кровати. -Скажи,- спросил сердито Бондарев,- ты помнишь, как вчера вызвал господина Когтя на дуэль? -Неужто вызвал?- удивился Перекусалов.- За что, не помнишь? -Это тебе лучше помнить!- закричал Бондарев.- Это ты заставил меня сегодня дурака валять, ездить к доктору, к твоему противнику, который тоже решительно отперся от всякой дуэли. Как это глупо, как пошло! -Ты... доктора ездил приглашать?- дико посмотрел на литератора Перекусалов. Закрыл голову одеялом и захохотал стонущим, охающим смехом. -Оой, не могу! Оой, смерть пришла! Бондарев злобно ударил его по голове, выбежал на улицу и вскочил на извозчика. -На вокзал! Или нет... Постой... Ты знаешь, где Стамякин живет? Вези к ним. Стамякина не было дома. Красавица вышла к Бондареву, кокетливо кутаясь в розовый капот и щуря темные глаза. -Кого я вижу! Какой вы милый, что заехали! -Настя!- сказал страдальчески Бондарев, целуя ее руки.- Я только сегодня понял, среди какого ужаса, среди какой тины и пошлости ты живешь! Настя! уедем со мной... Она высвободила свои руки, погрозила ему пальцем и мягко, как кошечка, опустилась на диван. -Ответьте мне на один вопрос... -Спрашивай все, что угодно. Милая! -Сколько вы зарабатываете в год? -Зачем тебе? Тысяч пятьшесть... -Ну, будем благоразумны... Вы предлагаете мне уехать с вами. Вы, не спорю, мне нравитесь... Но что же будет!! Положение всеми уважаемой жены известного в городе человека я переменю на какоето жалкое, двусмысленное положение - любовницы человека, который ведь может меня и разлюбить. И - что такое 6 тысяч? Мы здесь проживаем восемь, а в Петербурге - чтобы жить так, нужно двенадцать. Ну, милый... Ну, не сердитесь же! Будьте рассудительны... -Настя!- закричал в ужасе Бондарев.- Грежу я, что ли? Где же вчерашнее?! Она погрозила ему пальчиком. -Вчерашнее? Не нужно было подливать мне так много вина за ужином.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту