Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

76

чужие чубы или давали трепать свои. Много князей от чуботрепания за весьма короткое время облысели как колено и сделались родоначальниками нынешних балетоманов.

Не мешал также народ князьям называться "Удалыми" и "Бесстрашными".

- Пусть называются! - говорил, улыбаясь, народ. И добавлял добродушно:

- Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не рубило головы.

Самая крупная ссора произошла между Торжком и Новгородом из-за Макарьевской ярмарки.

Торжок, славящийся своей обувью, ни за что не хотел приезжать на ярмарку.

- Если ты ходишь без сапог, - говорил Торжок, - то и приезжай ко мне. Обую. А таскать свои товар к тебе не стану. Сапоги - вещь нежная и самолюбивая. Принесешь деньги, возьмешь сапоги. Но Новгород ни за что не сдавался.

- При мне, - говорил он, - деньги, при тебе товар. Хочешь получить деньги, потрудись ко мне на ярмарку.

Сторону сапог приняли князья Ярослав и Юрии, а за Новгород вступился Мстислав Удалой. Понятно, что, раз вмешались князья, война стала неизбежной. Макарьевская ярмарка одержала верх над сапогами и обратила их в бегство.

Князь Юрий, ставший грудью за сапоги, еле спасся в одной рубашке. Торжок смирился и в знак покорности стал величать Новгород "господином". Потом это вошло в обычаи, и все, обращаясь к Новгороду, говорили:

- Господин Великий Новгород! И на простой и на заказной корреспонденции Новгороду писали на конверте:

"ЕВБ господину Великому Новгороду". После чего следовали наименования улицы и дома. Князей с "именами" у новгородцев не было, и в историю пришлось принимать всех. Вече

Существует легенда, что Новгород управлялся вечем. По словам легенды, к слову сказать, ни на чем не основанной, управление происходило так.

Посреди города на площади висел колокол. Когда у новгородцев появлялось желание посчитать друг другу ребра и зубы, они приходили на площадь и принимались звонить в колокол. Моментально площадь покрывалась народом. Ремесленники, купцы, приказные, даже женщины и дети бежали на площадь с криком:

- Кого бить?

Вмиг начиналась всеобщая, прямая, равная, тайная и явная потасовка. Когда драка переходила в поножовщину, князь высылал своих людей и разнимал дерущихся. Очень часто, говорит легенда, доставалось самому князю. Возмущенные нарушением своих прав - свободно сворачивать друг другу скулы, - новгородцы кричали князю:

- Уходи, ваше сиятельство! Не мешай свободным людям ставить друг другу фонари.

Но князь не уходил, а уходили с площади сами новгородцы.

- Уходим потому, что сами так хотим! - говорили гордо новгородцы. - Не захотели бы и не ушли.

- Ладно! Ладно! - отвечали князевы люди, подбадривая новгородцев ударами в спину. - Поговорите еще...

Действительно ли существовало когда-либо в Новгороде вече, трудно установить. Иностранные ученые склонны думать, что вече существовало.

- Но, - добавляют они, - звонить в вечевой колокол имел право только князь новгородский, а чтобы никто из новгородцев не мог звонить в колокол, возле него был поставлен городовой. Монгольское иго

Однажды в Руси раздался крик:

- Халат! Халат! Шурум-бурум! Казанскэ мылэ!.. Русские побледнели.

- Что бы это означало? - спрашивали они, перепуганные, друг друга. Кто-то, стуча от страха зубами, догадался:

- Это нашествие

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту