Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

87

царствовать Борис. Во время венчания на царство Борис сказал:

- Клянусь, что у меня не будет ни одного бедняка.

Он честно сдержал слово. Не прошло и пяти лет царствования Бориса, а уж ни одного бедняка нельзя было сыскать во всей стране с огнем.

Все перемерли от голода и болезней.

По отцу Борис был татарин, по матери русский, а по остальным родственникам неизвестно кто. Но правил он, как полагалось в те времена, благополучно. Давал обещания, казнил, ссылал и искоренял крамолу.

Но ни казнями, ни ссылками, ни другими милостями ему не удалось снискать любви народа. Имя "Борис" произносилось с иронией.

- Какой он "Борис", - говорили про него втихомолку. - Борух, а не Борис. Борис Годун или, еще вернее, Борух Годин. Знаем мы этих Борисов...

Многие уверяли, что своими ушами слышали, как Борис разговаривал с Гурляндом и Гурьевым по-еврейски, когда он еще был премьером.

- Только и слышно было, что гыр-гыр-гыр, - рассказывали бояре. - Потом все трое пошли в синагогу.

Когда появились первые слухи о самозванце, народ тайно стал изменять Борису. Узнав про самозванца, Борис позвал Шуйского.

- Слышал? - спросил царь.

- Слышал! - ответил Шуйский.

- Это он, Дмитрии?

Шуйский отрицательно покачал головой.

- Никак нет. При мне убивали. Это не тот.

- Кто же, по-твоему, этот самозванец?

- Мошенник какой-то! - ответил Шуйский. - Мало ли нынче мазуриков шляется.

Борис отпустил Шуйского и велел созвать бояр. Бояре пришли. Борис вышел и обратился к ним белыми стихами:

- "Достиг я высшей власти..."

Бояре переглянулись. Послышался шепот:

- У Пушкина украл! У Пушкина украл! Борис сделал вид, что ничего не слышит, и продолжал:

- "Седьмой уж год я царствую..."

Тут чей-то негодующий голос резко прервал Бориса:

- Это грабеж! Своего же поэта грабит!

- В самом деле! - послышался другой голос. - Иностранного поэта хоть ограбил бы, а то своего. Сразу зашумели все:

- Посреди бела дня белые стихи красть!

Борис стоял бледный, как полотно железной дороги.

Кто-то закричал:

- Пойдем вязать Борисовых щенков!

- Это тоже из Пушкина! - закричали точно из-под земли выросшие Венгеров и Лернер. - Не смей трогать!

Но их никто не слушал. Все бежали душить семью Бориса.

Сам Борис чрез знакомого фармацевта, которому он пред тем устроил правожительство в Москве, достал арбуз с вибрионами и отравился. Лжедмитрий I

Первый самозванец был родом из Одессы. Его настоящее имя до сих пор неизвестно, но псевдоним "Лжедмитрий I" был в свое время не менее популярен, чем псевдонимы "Максим Горький", "Сологуб" и др.

В приказчичьем клубе он научился грациозно танцевать мазурку, чем сразу расположил к себе сердца поляков.

- От лайдак! - восхищались поляки. - Танцует, как круль!

Последнее слово сильно запало в душу Лжедмитрия.

- Разве уж так трудно быть королем? - думал он, лежа у себя на убогой кровати. - Нужна только удача. Ведь Фердинанд и Черногорский князь стали королями. Нужно только заручиться поддержкой сильной державы.

Тут он невольно начинал думать про Польшу.

- Сами говорят, что танцую, как круль. Пойти разве и сказать им, что я действительно круль... Они всему поверят. Лжедмитрий не ошибся. Когда он объявил полякам, что он царевич Дмитрий, они бросились его обнимать.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту