Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

8

предложить африканского золота с инкрустацией, пара два рубля, три пары де...

    Я захлопнул окно.

Широкая Масленица

      Кулаков стоял перед хозяином гастрономического магазина и говорил ему:

    - Шесть с полтиной? С ума сойти можно! Мы, Михайло Поликарпыч, сделаем тогда вот что... Вы мне дайте коробку зернистой в фунт, а завтра по весу обратно примете... Что съедим - за то заплачу. У нас-то ее не едят, а вот гость нужный на блинах будет, так для гостя, а?

    "Чтоб тебе лопнуть, жила!" - подумал хозяин, а вслух сказал:

    - Неудобно это как-то... Ну, да раз вы постоянный покупатель, то разве для вас. Гришка, отвесь!

    Кулаков подвел гостя к столу и сказал, потирая руки:

    - Водочки перед блинами, а? В этом удивительном случае хорошо очищенную, а? Хе-хе-хе!..

    Гость опытным взглядом обвел стол.

    - Нет-с, я уж коньячку попрошу! Вот эту рюмочку побольше.

    Хозяин вздохнул и прошептал:

    - Как хотите. На то вы гость.

    И налил рюмку, стараясь недолить на полпальца.

    - Полненькую, полненькую! - весело закричал гость и, игриво ткнув Кулакова пальцем в плечо, прибавил: - Люблю полненьких!

    - Ну-с... ваше здоровье! А я простой выпью. Прошу закусить: вот грибки, селедка, кильки... Кильки, должен я вам сказать, поражающие!

    - Те-те-те! - восторженно закричал гость. - Что вижу я! Зернистая икра, и, кажется, очень недурная! А вы, злодей, молчите!

    - Да-с, икра... - побелевшими губами прошептал Кулаков. - Конечно, можно и икры... Пожалуйте вот ложечку.

    - Чего-с? Чайную? Хе-хе! Подымай выше. Зернистая икра хороша именно тогда, когда ее едят столовой ложкой. Ах, хорошо! Попрошу еще рюмочку коньяку. Да чего вы такой мрачный? Случилось что-нибудь?

    Хозяин придвинул гостю тарелку с селедкой и страдальчески ответил:

    - Жизнь не веселит! Всеобщий упадок дел... Дороговизна предметов первой необходимости, не говоря уже о предметах роскоши... Да так, к слову сказать, знаете, почем теперь эта зернистая икра? Шесть с полтиной!

    Гость зажмурился.

    - Что вы говорите! А вот мы ее за это! На шесть гривен... на хлеб... да в рот... Гам! Вот она и наказана.

    Хозяин сжал под столом кулаки и, стараясь улыбнуться, жизнерадостно воскликнул:

    - Усиленно рекомендую вам селедку! Во рту тает.

    - Тает? Скажите. Таять-то она, подлая, тает, а потом подведет - изжогой наделит. Икра же, заметьте, почтеннейший, не выдаст. Бла-агороднейшая дама!

    - А что вы скажете насчет этих малюток? Немцы считают кильку лучшей закуской!

    - Так то немцы, - резонно заметил гость. - А мы, батенька, русские. Широкая натура! А ну, еще... "Черпай, черпай источник! Да не иссякнет он", - как сказал какой-то поэт.

    - Никакой поэт этого не говорил, - злобно возразил хозяин.

    - Не говорил? Он был, значит, неразговорчивый. А коньяк хорош! С икрой.

    Хозяин заглянул в банку, погасил в груди беззвучный стон и придвинул гостю ветчину.

    - Вы почему-то не кушаете ветчины... Неужели вы стесняетесь?

    - Что вы! Я чувствую себя как дома!

    "Положим, дома ты бы зернистую икру столовой ложкой не лопал", - хотел сказать вслух Кулаков, но подумал это про себя, а вслух сказал:

    - Вот и блины несут. С маслом и сметаной.

    - И с икрой, добавьте, - нравоучительно произнес гость.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту