Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

11

ха-ха!

    Я откачнулся от него.

    - Послушай... ты в уме? Или от счастья помешался?

    Муж Митя сардонически расхохотался:

    - Ха-ха! Можешь поздравить... пойдем, покажу.

    - Он в колыбельке, конечно?

    - В колыбельке - черта с два! В корзине из-под белья!

    Ничего не понимая, я пошел за ним и, приблизившись к громадной корзине из-под белья, с любопытством заглянул в нее.

    - Послушай! - закричал я, отскочив в смятении. - Там, кажется, два!

    - Два? Кажется, два? Ха-ха! Три, черт меня возьми, три!! Два наверху, а третий куда-то вниз забился. Я их свалил в корзину и жду, пока эта идиотка акушерка и воровка нянька не начнут пеленать...

    Он утер глаза кулаком. Я был озадачен.

    - Черт возьми... Действительно! Как же это случилось?

    - А я почем знаю? Разве я хотел? Еще радовался, дурак: большой, толстый мальчишка!

    Он покачал головой.

    - Вот тебе и инженер!

    Я попробовал утешить его:

    - Да не печалься, дружище. Еще не все потеряно...

    - Да как же! Теперь я погиб...

    - Почему?

    - Видишь ли, пока что я лишился всех своих сорочек и простынь, которые нянька сейчас рвет в кухне на пеленки. У меня забрали все наличные деньги на покупку еще двух колыбелей и наем двух мамок... Ну... и жизнь моя в будущем разбита. Я буду разорен. Всю эту тройку негодяев приходится кормить, одевать, а когда подрастут - учить... Если бы они были разного возраста, то книги и платья старшего переходили бы к среднему, а потом к младшему... Теперь же книги нужно покупать всем вместе, в гимназию отдавать сразу, а когда они подрастут, то папирос будут воровать втрое больше... Пропало... все пропало... Это жалкое, пошлое творение, когда очнется, попросит показать ей ребенка, а которого я ей предъявлю? Я думаю всех вместе показать - она от ужаса протянет ноги... как ты полагаешь?

    - Дружище! Что ты говоришь! Еще на днях ты спрашивал у нее: "А чья это ручка? Чьи ушки?"

    - Да... Попались бы мне теперь эти ручки и губки! О, черт возьми! Все исковеркано, испорчено... Так хорошо началось... Свивальнички, колыбельки... инженер...

    - Чем же она виновата, глупый ты человек? Это закон природы.

    - Закон? Беззаконие это! Эй, нянька! Принеси колыбельки для этого мусора! Вытряхивай их из корзины! Да поставь им на спине чернилами метки, чтобы при кормлении не путать... О Господи!

    Выходя, я натолкнулся в полутемной передней на какую-то громадную жестяную коробку. Поднявши, прочел:

    "Детская карамель И. Кукушкина. С географическими описаниями для самообразования".

Неизлечимые

            Спрос на порнографическую литературу упал.

            Публика начинает интересоваться сочинениями по истории и естествознанию.

              (Книжн. известия)

    Писатель Кукушкин вошел, веселый, радостный, к издателю Залежалову и, усмехнувшись, ткнул его игриво кулаком в бок.

    - В чем дело?

    - Вещь!

    - Которая?

    - Ага! Разгорелись глазки? Вот тут у меня лежит в кармане. Если будете паинькой в рассуждении аванса - так и быть, отдам!

    Издатель нахмурил брови.

    - Повесть?

    - Она. Ха-ха! То есть такую машину закрутил, такую, что небо содрогнется! Вот вам наудачу две-три выдержки.

    Писатель развернул рукопись.

    - "...Темная мрачная шахта поглотила их. При свете лампочки

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту