Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

18

денег, что я отправился к Стремглавову и категорически заявил:

    - Надоело! Хочу, чтобы юбилей.

    - Какой юбилей?

    - Двадцатипятилетний.

    - Много. Ты всего-то три месяца в Петербурге. Хочешь десятилетний?

    - Ладно, - сказал я. - Хорошо проработанные десять лет дороже бессмысленно прожитых двадцати пяти.

    - Ты рассуждаешь, как Толстой, - восхищенно вскричал Стремглавов.

    - Даже лучше. Потому что я о Толстом ничего не знаю, а он обо мне узнает.

V

    Сегодня справлял десятилетний юбилей своей литературной и научнопросветительной деятельности...

    На торжественном обеде один маститый литератор (не знаю его фамилии) сказал речь:

    - Вас приветствовали как носителя идеалов молодежи, как певца родной скорби и нищеты, - я же скажу только два слова, но которые рвутся из самой глубины наших душ: здравствуй, Кандыбин!!

    - А, здравствуйте, - приветливо отвечал я, польщенный. - Как вы поживаете?

    Все целовали меня.

Мозаика I

    - Я несчастный человек - вот что!

    - Что за вздор?! Никогда я этому не поверю.

    - Уверяю тебя.

    - Ты можешь уверять меня целую неделю, и все-таки я скажу, что ты городишь самый отчаянный вздор. Чего тебе недостает? Ты имеешь ровный, мягкий характер, деньги, кучу друзей и, главное, - пользуешься вниманием и успехом у женщин.

    Вглядываясь печальными глазами в неосвещенный угол комнаты, Кораблев тихо сказал:

    - Я пользуюсь успехом у женщин...

    Посмотрел на меня исподлобья и смущенно сказал:

    - Знаешь ли ты, что у меня шесть возлюбленных?!

    - Ты хочешь сказать - было шесть возлюбленных? В разное время? Я, признаться, думал, что больше.

    - Нет, не в разное время, - вскричал с неожиданным одушевлением в голосе Кораблев, - не в разное время!! Они сейчас у меня есть! Все!

    Я в изумлении всплеснул руками:

    - Кораблев! Зачем же тебе столько?

    Он опустил голову.

    - Оказывается, - меньше никак нельзя. Да... Ах, если бы ты знал, что это за беспокойная, хлопотливая штука... Нужно держать в памяти целый ряд фактов, уйму имен, запоминать всякие пустяки, случайно оброненные слова, изворачиваться и каждый день, с самого утра, лежа в постели, придумывать целый воз тонкой, хитроумной лжи на текущий день.

    - Кораблев! Для чего же... шесть?

    Он положил руку на грудь.

    - Должен тебе сказать, что я вовсе не испорченный человек. Если бы я нашел женщину по своему вкусу, которая наполнила бы все мое сердце, - я женился бы завтра. Но со мной происходит странная вещь: свой идеал женщины я нашел не в одном человеке, а в шести. Это, знаешь, вроде мозаики.

    - Мо-за-ики?

    - Ну да, знаешь, такое из разноцветных кусочков складывается. А потом картина выходит. Мне принадлежит прекрасная идеальная женщина, но куски ее разбросаны в шести персонах...

    - Как же это вышло? - в ужасе спросил я.

    - Да так. Я, видишь ли, не из того сорта людей, которые, встретившись с женщиной, влюбляются в нее, не обращая внимания на многое отрицательное, что есть в ней. Я не согласен с тем, что любовь слепа. Я знал таких простаков, которые до безумия влюблялись в женщин за их прекрасные глаза и серебристый голосок, не обращая внимания на слишком низкую талию или большие красные руки. Я в таких случаях поступаю не так. Я влюбляюсь

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту