Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

32

купил букет роскошных белых роз и отослал его Лидии Платоновне инкогнито, без записки и карточки. Это маленькая грациозная тайна. Я люблю все грациозное. Цветы, окропленные первой чистой слезой холодной росы... И неизвестно от кого... это тайна.

    - Так вот почему ты продал свой турецкий диван и синие брюки!

    - Друг, - страдальчески сказал он. - Не будем говорить об этом. Цветы... Из нездешнего мира... Откуда они? Из чистого горного воздуха? Кто их прислал? Бог? Дьявол?

    Его глаза, устремленные к небу, сияли как звезды.

    - Да ведь ты не вытерпишь, проболтаешься? - едко сказал я.

    - Друг! Клянусь, что я буду равнодушен и молчалив... Ты понимаешь - она никогда не узнает, от кого эти цветы... Это маленькое и ужасное слово - никогда. Nevermore.

    Когда мы сходили с извозчика, я подумал, что если бы этот человек писал стихи, они могли бы быть не более глупы, чем мои.

II

    Мы вошли в гостиную, и хозяйка дома встретила нас такой бурной радостью и водопадом благодарностей, что я сначала даже отступил за Васю Мимозова.

    - Василий Валентиныч! - воскликнула прелестная хозяйка. - Признавайтесь... Это вы прислали эту прелесть?

    Вася Мимозов изумленно отступил и сказал, широко открыв глаза:

    - Прелесть? Какую? Я вас не понимаю.

    - Полноте, полноте! Кто же другой мог придумать эту очаровательную вещь.

    - О чем вы говорите?

    - Не притворяйтесь. Я говорю об этом роскошном букете!

    Взгляд его обратился по направлению руки хозяйки, и он закричал так, как будто первый раз в жизни видел букет цветов:

    - Какая роскошь! Кто это вам преподнес?

    Хозяйка удивилась:

    - Неужели это не вы?

    Без всякого колебания Вася Мимозов повернул к ней свое грустное, меланхолическое лицо и твердо сказал:

    - Конечно, не я. Даю вам честное слово.

    Тут только она заметила меня и радушно приветствовала:

    - Здравствуйте! Это уж не вы ли сделали мне такой царский подарок?

    Я отвернулся и с деланным смущением возразил:

    - Что вы, что вы!

    Она подозрительно взглянула на меня.

    - А почему же ваши глазки не смотрят прямо? Признавайтесь, шалун!

    Я глупо захохотал.

    - Да почему же вы думаете, что именно я?

    - Вы сразу смутились, когда я спросила.

    Вася Мимозов стоял за спиной хозяйки и делал мне умоляющие знаки.

    Я тихонько хихикал, смущенно крутя пуговицу на жилете:

    - Ах, оставьте.

    - Ну конечно же вы! Зачем вы, право, так тратитесь?!

    Избегая взгляда Мимозова, я махнул рукой и беззаботно ответил:

    - Стоит ли об этом говорить!

    Она схватила меня за руку.

    - Значит, вы?

    Вася Мимозов с искаженным страхом лицом приблизился и хрипло воскликнул:

    - Это не он!

    Хозяйка недоумевающе посмотрела на нас.

    - Так, значит, это вы?

    Лицо моего приятеля сделалось ареной борьбы самых разнообразных страстей: от низких до красивых и возвышенных.

    Возвышенные страсти победили.

    - Нет, не я, - сказал он, отступая.

    - Больше никто не мог мне прислать. Если не вы - значит, он. Зачем вы тратите такую уйму денег?

    Я поболтал рукой и застенчиво сказал:

    - Оставьте! Стоит ли говорить о такой прозе. Деньги, деньги... Что такое, в сущности, деньги? Они хороши постольку, поскольку на них можно купить цветов, окропленных первой чистой

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту