Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

47

я начал плавать.

    Раньше ее отношение и хлопоты о моих удовольствиях были мне по пояс, потом они повысились и достигали груди, а теперь это был сплошной бушующий океан доброты, иногда с головой покрывавший меня своими теплыми волнами, иногда исступленный. Это была какая-то вакханалия заботливости, бурный и мощный взрыв судорожного стремления украсить мою жизнь, сделать ее сплошным праздником.

    - Радость моя! - ласково говорила она, смотря мне в глаза. - Ну, чего ты хочешь? Скажи... Может быть, вина хочешь?

    - Да я уже пил сегодня, - нерешительно возражал я.

    - Ты мало выпил... Что значит какие-то полторы бутылки? Если тебе это нравится - нелепо отказываться... Да, совсем забыла, - ведь я приготовила тебе сюрприз: купила ящик сигар - крепких-прекрепких!..

    Я чувствую себя в раю.

    Я объедаюсь тяжелыми пирогами, часами просиживаю у открытых окон, и сквозной ветер ласково обдувает меня... Малейшая моя привычка и желание раздувается в целую гору.

    Я люблю теплую ванну - мне готовят такую, что я из нее выскакиваю красный, как индеец. Я раньше всегда отказывался от теплого пальто, предпочитая гулять в осеннем. Теперь со мной не только не спорят, но даже иногда снабжают летним.

    - Какова нынче погода? - спрашиваю я у жены.

    - Тепло, милый. Если хочешь - можно без пальто.

    - Спасибо. А что это такое - беленькое с неба падает? Неужели снег?

    - Ну уж и снег! Он совсем теплый.

    Однажды я выпил стакан вина и закашлялся.

    - Грудь болит, - сказал я.

    - Попробуй покурить сигару, - ласково гладя меня по плечу, сказала жена. - Может, пройдет.

    Я залился слезами благодарности и бросился в ее объятия.

    Как тепло на любящей груди...

    Женитесь, господа, женитесь.

Альбом I

    Они лежат на столе, покрытом плюшевой скатертью, в каждой гостиной - пухлые, с золоченым обрезом и металлическими застежками, битком набитые бородатыми, безбородыми, молодыми и старыми лицами.

    Мнение, что альбом фотографических карточек - семейная реликвия, сокровище воспоминаний и дружбы, совершенно ошибочно.

    Альбомы выдуманы для удобства хозяев дома. Когда к ним является в гости какой-нибудь унылый, обворованный жизнью дурак, когда этот дурак садится боком в кресло и спрашивает, внимательно рассматривая узоры на ковре: "Ну, что новенького?", - тогда единственный выход для хозяев - придвинуть ему альбом и сказать:

    "Вот альбом. Не желаете ли посмотреть?"

    И дальше все идет как по маслу.

    - Кто этот старик? - спрашивает гость.

    - Этот? Один наш знакомый. Он теперь живет в Москве.

    - Какая странная борода. А это кто?

    - Это наш Ваня, когда был маленький.

    - Неужели?! Вот бы не сказал! Ни малейшего сходства.

    - Да... Ему тогда было семь месяцев, а теперь двадцать девять лет.

    - Гм... Как вырос! А это?

    - Подруга жены. Она уже умерла. В Саратове.

    - Как фамилия?

    - Павлова.

    - Павлова? У нее не было брата в Петербурге? В коммерческом банке.

    - Не было.

    - Я знал одного Павлова в Петербурге. А это кто, военный?

    - Черножученко. Вы его не знаете. На даче в прошлом году познакомились.

    - В этом году на даче нехорошо. Дожди.

    В этом месте уже можно отложить альбом в сторону: беседа наладилась.

    Для застенчивого гостя

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту