Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

8

рвут. -А ты мне не можешь гденибудь достать старый номер? -Трудновато. За рубль - пожалуй. -Три дам, только достань. -Слушаюс, ваше сиятельство. Эта наглядная интермедия произвела на колебавшегося Подходцева глубокое впечатление. -Действительно, издавать журнал прелюбопытно. А книжные магазины тоже будут продавать? -Конечно!- вскричал Клинков. И обратился к Громову: - Скажите, приказчик книжного магазина, у вас имеется "Апельсин"? Громов зашел за стол, изображавший собою прилавок, и, изогнувшись, ответил: -"Апельсин"? Сколько номеров прикажете? -Десять. Хочу послать своей племяннице, брату, еще коекому. -У нас осталось всего три штуки... -О, добрый приказчик! Дайте мне десять номеров. -Не могу,- сухо ответил Громов,- на вас не напасешься. -О, многомилостивый торговец! Сжальтесь надо мной... Жена запретила мне являться домой без десяти номеров "Апельсина". -Или берите три, или проваливайте. Клинков упал на колени и, протягивая молитвенно руки, завопил: -Я утоплюсь, если вы не дадите мне десяти номеров. О, спасите меня!.. И, встав с колен, отряхнул пыль с брюк, обернулся к Подходцеву и сказал другим, более спокойным тоном: -Так будет в книжных магазинах. -Значит, публика, повашему, заинтересуется им? -Публика?- подхватил Клинков.- Я себе рисую такую картину... Он снова упал перед Громовым на колени и, протягивая к нему руки, простонал: -Марья Петровна! Я люблю вас, будьте моей. -Хорошо,- пропищал Громов, кокетливо обмахиваясь подушкой. -Мы будем так счастливы... Будем по вечерам читать "Апельсин". -А что такое "Апельсин"?- снова пропищал Громов, скорчив бессмысленную физиономию. -Аа!- свирепо зарычал Клинков.- Вы, Марья Петровна, не знаете что такое "Апельсин"?! В таком случае - черт с вами! Отказываюсь от вас! Навсегда! -Ах,- вскрикнула "Марья Петровна" и в обмороке упала Подходцеву на руки. Такая блестящая иллюстрация успеха и значения журнала рассеяла последние колебания Подходцева. -А денег у нас хватит?- спросил этот деловой малый. -Конечно! Полтораста - за бумагу, столько же - типографии, пятьдесят - на клише и остальное на мелкие расходы. Первый же номер даст рублей двести прибыли. -Evviva, "Apelsino"!- вскричал Клинков.- Господин издатель! Дайте сотруднику десять рублей аванса. Подходцев развалился на стуле и снисходительно поглядел на Клинкова: -Ох, уж эти мне сотрудники. Все бы им только авансы да авансы. Ну, нате, возьмите. Только чтобы это было последний раз. И, пожалуйста, не запоздайте с материалом. Клинков сунул деньги в карман и шаркнул ногой: -Заведующий художественной частью журнала "Апельсин" приглашает редактора и издателя в ближайший ресторан откушать хлебасоли, заложив этим, как говорится, фундамент. Поднимаясь в три часа ночи по лестнице, редакция журнала "Апельсин" делала не совсем уверенные шаги и хором пела следующую, не совсем складную песню: Мать и брат, отец и сын, Все читают "Апельсин". Нищий, дворник, кардинал - Все читают наш журнал. А Громов добавлял соло: Кто же не читает, Тот - Идиот, В "Апельсинах" ничего не понимает! Глава 6. Деловые люди Подходцев с утра до вечера носился по типографиям, продавцам бумаги и цинкографиям... А ночью ему не было покоя. Будил его заработавшийся за столом Громов: -Слушай, Подходцев... Ты извини, что я тебя разбудил... Ничего? -Да уж черт с тобой... Все равно проснулся. Что надо? -Скажи, хорошая рифма - "водосточная" и "уполномоченная". -Нет,- призадумавшись, отвечал Подходцев.- Поставь что угодно, но другое: восточная, неурочная, молочная, сочная, потолочная... -Спасибо, милый. Теперь спи. Будил и Клинков. -Подходцев, проснись. -Что тебе надо?! -Сними на минутку рубашку. -Что ты - сечь меня хочешь?- стонал уставший
 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту