Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

52

двойной шов, от которого материя лопалась вслед за первым прикосновением.

    - Милый, - сказала мне жена. - Кстати, я вспомнила: пригласи настройщика для пианино. Оно адски расстроено.

    Усатов всплеснул руками.

    - Чего же вы молчите! Господи... Стоит ли тратиться на настройщика, когда я...

    - Неужели вы можете? - обрадовалась жена.

    - Господи! Маленькое напряжение слуха...

    - Но у тебя нет ключа, - возразил я.

    - Пустяки! Можно щипцами для сахара.

    Он вооружился щипцами и, подойдя к пианино, ударил кулаком по высоким нотам.

    Пианино взвизгнуло.

    - Правая сторона хромает! Необходимо ее подтянуть.

    Он стал подтягивать, но так как по ошибке обратил свое внимание на левую сторону, то я счел нужным указать ему на это.

    - Разве? Ну, ничего. Тогда я правую сторону подтяну сантиметра на два еще выше.

    Он долго возился, стуча по пианино кулаками, прижимал к деке ухо так сильно, что даже измял его, а потом долго для чего-то ощупывал педаль.

    После этих хлопот отер пот со лба и озабоченно спросил:

    - Скажи, дружище... Черные тебе тоже подвинтить?

    - Что черные? - не понял я.

    - Черные клавиши. Если тебе нужно, ты скажи. Их, кстати, пустяковое количество.

    Я взял из его рук щипцы и сухо сказал:

    - Нет. Не надо.

    - Почему же? Я всегда рад оказать эту маленькую дружескую услугу. Ты не стесняйся.

    Я отказался. Мне стоило немалых трудов потушить его энергию. Сам он считал этот день непотерянным, потому что ему удалось вкрутить ламповую горелку в резервуар и вывести камфарным маслом пятно с бархатной скатерти.

    Недавно он влетел ко мне и с порога озабоченно вскричал:

    - К тебе не дозвонишься!

    - Звонок оборвал кто-то. Вот приглашу монтера и заведу электрические.

    - Дружище! И ты это говоришь мне? Мне, который рожден электротехником... Кто же тебе и проведет звонки, если не я...

    На глазах его блестели слезы искренней радости.

    - Усатов! - угрюмо сказал я. - Ты меня брил - и я после этого приглашал двух докторов. Настраивал пианино - и мне пришлось звать настройщика, столяра и полировщика.

    - Ах, ты звал полировщика?! Миленький! Ты мог бы сказать мне, и я бы...

    Он уже снял сюртук и, не слушая моих возражений, засучивал рукава:

    - Глаша! Пойди купи тридцать аршин проволоки. Иван! Беги в электротехнический магазин на углу и приобрети пару кнопок и звонков двойного давления.

    Так как я сам ничего не понимал в проведении звонков, то странный термин "звонок двойного давления" вызвал во мне некоторую надежду, что электротехника - именно то, что можно было бы доверить моему странному другу.

    "Возможно, - подумал я, - что в этом-то он и специалист". Но когда принесли проволоку, я недоверчиво спросил специалиста:

    - Слушай... Ведь она не изолированная?

    - От чего? - с насмешливым сожалением спросил Усатов.

    - Что - от чего?

    - От чего не изолированная?

    - Ни от чего! Сама от себя.

    - А для чего тебе это нужно?

    Так как особенной нужды в этом я не испытывал, то молча предоставил ему действовать.

    - Отверстие в двери мы уже имеем. Надо протащить проволоку, привязать к ней кнопку, а потом прибить в кухне звонок. Видишь, как просто!

    - А где же у тебя элементы?

    - Какие элементы?

    - Да ведь

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту