Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

55

за поведением неизвестного человека, который то ходил нерешительными, заплетающимися ногами вдоль берега, то останавливался на одном месте и, шумно вздыхая, пристально смотрел в воду.

    Было заметно, что в душе неизвестного человека происходила тяжелая борьба...

    Наконец он махнул рукой, украдкой оглянулся на Рюмина и, сняв потертый, неуклюжий пиджак, - очевидно, с чужого плеча, - полез в воду, ежась и испуская отчаянные вздохи.

    - Эй! - закричал испуганно Рюмин, вскакивая на ноги. - Что вы там делаете?

    Незнакомец оглянулся, сделал рукой прощальный жест и сказал:

    - Не мешайте мне! Уж я так решил...

    - Что вы решили? Что вы делаете?!

    - Ослепли вы, что ли? Не видите - хочу утопиться...

    - Это безумие! Я не допущу вас до этого!..

    Неизвестный человек, балансируя руками, сделал нерешительный шаг вперед и воскликнул:

    - Все равно - нет мне в жизни счастья. Прощайте, незнакомец! Не поминайте лихом.

    Рюмин ахнул, выругался и бросился в воду. Вытащить самоубийцу не представляло труда, так как в том месте, где он стоял, было неглубоко - немного выше колен.

    - Безумец! - говорил Рюмин, таща неизвестного человека за шиворот.

    - Что вы задумали?! Это и грешно и глупо.

    Извлеченный на берег самоубийца сопротивлялся Рюмину лениво, без всякого одушевления. Брошенный сильной рукой художника на песок, он встал, отряхнулся и, потупившись, сунул художнику в руку свою мокрую ладонь.

    - Пампасов! - сказал он вежливо.

    - Каких пампасов? - изумленно спросил Рюмин.

    - Это я - Пампасов. Нужно же нам познакомиться.

    - Очень приятно, - все еще дрожа от напряжения, отвечал Рюмин. - Моя фамилия - Рюмин. Надеюсь, вы больше не повторите своей безрассудной попытки?

    Пампасов неожиданно схватился за голову и завопил:

    - Зачем вы меня спасли? Кто вас просил?! Пустите меня туда, в эти прозрачные зеленоватые волны... Я обрету там покой!..

    Рюмин дружески обхватил его за талию и сказал:

    - Ну, успокойтесь... Чего, в самом деле... Я уверен, все обойдется. Самое сильное горе, самое ужасное потрясение забываются...

    - Да у меня никакого потрясения и не было, - проворчал, уронив голову на руки, Пампасов.

    - Тогда чего же вы...

    - С голоду... С нужды... Со стыда перед людьми за это рубище, которое я принужден носить на плечах...

    - Только-то? - оживился Рюмин. - Да ведь это сущие пустяки! Этому горю можно помочь в десять минут! Вы будете одеты, накормлены и все такое.

    - Я милостыни не принимаю, - угрюмо проворчал Пампасов.

    - Какая же это милостыня? Заработаете - отдадите. Пойдем ко мне. Я здесь живу недалеко.

    Пампасов встал, стряхнул со своей мокрой грязной одежды песок, вздохнул и, спрятав голову в плечи, зашагал за своим спасителем.

II

    Рюмин дал Пампасову новое платье, предоставил в его распоряжение диван в мастерской и вообще старался выказать ему самое деликатное внимание, будто чувствуя себя виноватым перед этим несчастным, затравленным судьбой неудачником, смотревшим с нескрываемым восхищением на сигары, куриные котлеты, вино, тонкого сукна пиджак и прочее, чем заботливо окружил его Рюмин.

    Пампасов жил у Рюмина уже несколько дней, и художник, принявший в бедняге самое искреннее, деятельное участие, рыскал по

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту