Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

57

чем вполне удовлетворялась его неугомонная жажда лихорадочного труда. Рюмин почти перестал курить сигары и пить вино, так как то и другое уничтожалось бывшим самоубийцей, а платье и ботинки изнашивались вдвое быстрее, потому что облекали два тела и четыре ноги - попеременно...

    Рюмин давно уже ухаживал за какой-то интересной вдовой, с которой познакомился на прогулке... Он был несколько раз у нее и приглашал ее к себе, рассчитывая на время ее визита услать куда-нибудь назойливого самоубийцу.

    Однажды, возвращаясь из магазина красок домой и войдя в переднюю, Рюмин услышал в мастерской голоса:

    - Но ведь я не к вам пришла, а к Николаю Петровичу! Отстаньте от меня.

    - Ну, один раз поцелуйте, что вам стоит!..

    - Вы говорите глупости! Я вас не знаю... И потом, если об этом узнает Николай Петрович...

    - Он? Он придет, уткнет нос в берлинскую лазурь, возьмет в зубы палитру и ухом не поведет. Это простак чрезвычайный! Миледи! Если вы дадите поцелуй - я его сейчас же отдам вам обратно. А?

    - Сумасшедший! Что вы... делаете?..

    Послышался тихий смех и звук сочного поцелуя.

    "Негодяй! - заскрежетал зубами Рюмин. - Ему мало моего платья, квартиры, еды и моих нервов... Он еще пользуется и моими женщинами!" Рюмин повернулся и ушел. Вернулся поздно вечером. Разбудил спавшего Пампасова и сурово сказал, смотря куда-то в сторону:

    - Эй! Вы видите, нос мой не уткнут в берлинскую лазурь и в зубах нет палитры. Завтра утром можете уходить от меня.

    - Зачем же вы меня спасли? - удивился Пампасов. - Сначала спасал, потом прогоняет. Очень мило, нечего сказать.

    Голова его упала на подушки, и через минуту послышалось ровное дыхание спящего человека.

    С ненавистью посмотрел Рюмин в лицо Пампасову, заскрипел зубами и злобно прошипел:

    - У, проклятый! Так бы и дал тебе по голове...

V

    Утром Пампасов проснулся веселый, радостный, совершенно забыв о вчерашнем разговоре.

    - Встали? - приветствовал его стоявший перед картиной Рюмин. - Помните, что я вам вчера сказал? Можете убираться.

    Пампасов побледнел.

    - Вы... серьезно? Значит... вы опять толкаете меня в воду?

    - Пожалуйста! Пальцем не пошевелю, чтобы вытащить вас. Да вы и не будете топиться!..

    - Не буду? Посмотрим!

    Пампасов взглянул на мрачное, решительное лицо Рюмина, опустил голову и стал одеваться.

    - Прощайте, Рюмин! - торжественно сказал он. - Пусть кровь моя падет на вашу голову.

    - С удовольствием! Пойду еще смотреть, как это вы топиться будете.

    Вышли они вместе.

    На берегу залива виднелись редкие фигуры гуляющих. У самого берега Пампасов обернул к Рюмину решительное лицо и угрюмо спросил:

    - Так, по-вашему, в воду?

    - В воду.

    Рюмин хладнокровно отошел и сел поодаль на камень, делая вид, что не смотрит... А Пампасов принялся ходить нерешительными, заплетающимися ногами вдоль берега, изредка останавливаясь, смотря уныло в воду и шумно вздыхая. Наконец он махнул рукой, украдкой оглянулся на приближавшихся к нему двух гуляющих, снял пиджак и, нерешительно ежась, полез в воду.

    - Что он делает? - в ужасе воскликнул один из гуляющих... - Это безумие! Нельзя допустить его до этого.

    Со своего места Рюмин видел, как к Пампасову подбежал один из гуляющих, вошел

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту