Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

58

по колено в воду и стал тащить самоубийцу на берег. Потом приблизился другой, все трое о чем-то заспорили...

    Кончилось тем, что двое неизвестных взяли под руки Пампасова и, дружески в чем-то его увещевая, увели с собой.

    До Рюмина донеслись четыре слова:

    - Я милостыни не принимаю!..

Изумительный случай Из жизни художников

    Художник Семиглазов решил выставить на весенней выставке "Союза молодежи" две картины:

    1) Автопортрет.

    2) Nu - портрет жены художника.

    Обе картины, совсем законченные, стояли на мольбертах в его мастерской, радуя взоры молодого художника и его подруги жизни.

    Изредка художник обвивал любящей рукой талию жены и, подняв гордую голову, надменно говорил:

    - О, конечно, критика не признает их! Конечно, эти тупоголовые кретины разнесут их в пух и прах! Но что мне до того! Искусство выше всего, и я всегда буду писать так, как чувствую и понимаю. Ага! Как сейчас, вижу я их. "Почему, - будут гоготать они бессмысленным смехом, - почему у этой женщины живот синий, а груди такие большие, что она не может, вероятно, двигать руками? Почему на автопортрете один глаз выше, другой ниже? Почему все лицо написано красным с черными пятнами"... О, как я хорошо знаю эту тупую напыщенную человеческую пыль, это стадо тупых двуутробок, этот караван идиотов в оазисе искусства!

    - Успокойся, - ласково говорила любящая жена, гладя его разгоряченный лоб. - Ты мой прекрасный гений, а они форменные двуутробки!...

    В дверь мастерской постучались.

    - Ну? - спросил художник. - Входите.

    Вошел маленький болезненный старикашка. Голова его качалась из стороны в сторону, ноги дрожали от старости, подгибались и цеплялись одна за другую... Дряхлые руки мяли красный фуляровый платок. Только глаза юрко и проворно прыгали по углам, как мыши, учуявшие ловушку.

    - А-а! - проскрипел он. - Художник! Люблю художников... Живопись - моя страсть. Вот так хожу я, старый дурак, из одной мастерской в другую, из одной мансарды в другую и ищу, облезлый, я, глупый крот, гениальных людей. Ах, дети мои, какая хорошая вещь - гениальность.

    Жена художника радостно вспыхнула.

    - В таком случае, - воскликнула она, - что вы скажете об этих картинах моего мужа?!

    - Ага, - оживился старик. - Где же они?

    - Вот эти!

    Он остановился перед картинами и замер. Стоял пять минут... десять...

    Супруги, затаив дыхание, стояли сзади.

    Медленно повернул старик голову, заскрипев при этом одеревеневшей шеей.

    Медленно, шепотом спросил:

    - Это... что же... такое?

    - Это? - сказал художник. - Я и моя жена. Эта вот мужская голова - я, а эта обнаженная женщина - моя жена.

    Старик изумленно замотал головой и вдруг крикнул:

    - Нет! Это не вы.

    - Нет, я.

    - Уверяю вас - это не вы!

    Художник нахмурился.

    - Тем не менее это я.

    - Вы думаете, что вы такой?

    - Да.

    - Смотрите: почему на картине ваше прекрасное молодое лицо покрыто зловещими черными пятнами на красном фоне? Почему один глаз у вас затек, а руки сведены и растут: одна из лопатки, а другая из шеи... Почему рот кривой?

    - Потому что я такой...

    - А вы... сударыня... Вы такие? Я не поверю, чтобы ваше тело было похоже на это.

    - Разденься! - бешено крикнул художник. - Докажи

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту