Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

60

на который мы так надеялись. Можете представить - наша слава, наша гордость - художник Семиглазов в припадке непонятного умоисступления изорвал свои лучшие полотна, которые могли быть гвоздем выставки: Nu - портрет своей жены и свой автопортрет.

Крыса на подносе

    - Хотите пойти на выставку нового искусства? - сказали мне.

    - Хочу, - сказал я.

    Пошли.

I

    - Это вот и есть выставка нового искусства? - спросил я.

    - Эта самая.

    - Хорошая.

    Услышав это слово, два молодых человека, долговязых, с прекрасной розовой сыпью на лице и изящными деревянными ложками в петлицах, подошли ко мне и жадно спросили:

    - Серьезно, вам наша выставка нравится?

    - Сказать вам откровенно?

    - Да!

    - Я в восторге.

    Тут же я испытал невыразимо приятное ощущение прикосновения двух потных рук к моей руке и глубоко волнующее чувство от созерцания небольшого куска рогожи, на котором была нарисована пятиногая голубая свинья.

    - Ваша свинья? - осведомился я.

    - Моего товарища. Нравится?

    - Чрезвычайно. В особенности эта пятая нога. Она придает животному такой мужественный вид. А где глаз?

    - Глаза нет.

    - И верно. На кой черт действительно свинье глаз? Пятая нога есть - и довольно. Не правда ли?

    Молодые люди, с чудесного тона розовой сыпью на лбу и щеках, недоверчиво поглядели на мое простодушное лицо, сразу же успокоились, и один из них спросил:

    - Может, купите?

    - Свинью? С удовольствием. Сколько стоит?

    - Пятьдесят...

    Было видно, что дальнейшее слово поставило левого молодого человека в затруднение, ибо он сам не знал, чего пятьдесят: рублей или копеек? Однако, заглянув еще раз в мое благожелательное лицо, приободрился и смело сказал:

    - Пятьдесят ко... рублей. Даже, вернее, шестьдесят рублей.

    - Недорого. Я думаю, если повесить в гостиной, в простенке, будет очень недурно.

    - Серьезно, хотите повесить в гостиной? - удивился правый молодой человек.

    - Да ведь картина же. Как же ее не повесить!

    - Положим, верно. Действительно картина. А хотите видеть мою картину "Сумерки насущного"?

    - Хочу.

    - Пожалуйте. Она вот здесь висит. Видите ли, картина моего товарища "Свинья как таковая" написана в старой манере, красками; а я, видите ли, красок не признаю; краски связывают.

    - Еще как, - подхватил я. - Ничто так не связывает человека, как краски. Никакого от них толку, а связывают. Я знал одного человека, которого краски так связали, что он должен был в другой город переехать...

    - То есть как?

    - Да очень просто. Мильдяевым его звали. Где же ваша картина?

    - А вот висит. Оригинально, не правда ли?

II

    Нужно отдать справедливость юному маэстро с розовой сыпью - красок он избегнул самым положительным образом: на стене висел металлический черный поднос, посредине которого была прикреплена каким-то клейким веществом небольшая дохлая крыса. По бокам ее меланхолически красовались две конфетные бумажки и четыре обгорелые спички, расположенные очень приятного вида зигзагом.

    - Чудесное произведение, - похвалил я, полюбовавшись в кулак. - Сколько в этом настроения!.. "Сумерки насущного"... Да-а... Не скажи вы мне, как называется ваша картина, я бы сам догадался: э, мол, знаю! Это не что иное, как "Сумерки насущного"!

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту