Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

9

Это русский человек с семьей путешествует в наше веселое революционное время из Чернигова в Воронеж. Бац о тумбу -- из вагона ребенок вылетел, бац о другую -- самого петлюровцы выбросили, трах о третью -- махновцы чемодан отняли.

            А кто стоит перед кривым зеркалом и корчится не то от смеха, не то от слез, сам себя не узнавая... А это, видите, доверчивый человек подошел к непримиримой чужепартийной газете, и она его "отразила".

            А этот "таинственный замок" -- где вас ведут по темным, как ночь, извилинам, где пугают вас, толкают, калечат и кажут вам разных, леденящих душу своим видом, чудовищ -- не чрезвычайка ли это -- самое яркое порождение Третьего Интернационала -- потому что все интернационально сгруппировались там: и латыши, и русские, и евреи, и китайцы -- палачи всех стран, соединяйтесь!..

         

      IV

           

            Но самое замечательное, самое одуряюще схожее -- это "чертово колесо"!

            Вот вам февральская революция -- начало ее, когда колесо еще не закрутилось... Посредине его, в самом центре, стоит самый замечательный "дурак" современности -- Александр Керенский, и кричит он зычным митинговым голосом:

            -- Пожалуйте, товарищи! Делайте игру. Сейчас закрутим. Милюков!9 Садись, не бойся. Тут весело.

            -- Чем же весело?

            -- Ощущение веселое...

            -- А вот как закрутит, да как начнет всех швырять к барьеру... Впрочем, ты садись в самый центр, около меня,-- тогда удержишься... И ты, Гучков10, садись -- не бойся... Славно закрутим... Ну... все сели? Давай ход! Поехала!

            Поехала.

            Несколько оборотов "чертова колеса" -- и вот уже ползет, с выпученными глазами, тщетно стараясь удержаться за соседа,-- Павел Милюков.

            Взззз! -- свистит раскрученное колесо, быстро скользит по отполированной предыдущими "опытами" поверхности Милюков -- трах -- и больно стукается о барьер бедняга, вышвырнутый из центра непреодолимой центробежной силой.

            А вот и Гучков пополз вслед за ним, уцепясь за рукав Скобелева11... Отталкивает его Скобелев, но -- поздно... Утеряна мертвая точка, и оба разлетаются, как пушинки от урагана.

            -- А! -- радостно кричит Церетели12, уцепясь за ногу Керенского.-- Дэржись крепче, как я.-- Самые левые и самые правые летят, а мы -- центр -- удэржимся...

            Куда там! Уже оторвался и скользит Церетели, за ним Чхеидзе13 -- эк их куда выкинуло -- к самому барьеру, "на сей погибельный Кавказ порасшвыривало".

            Радостно посмеивается Керенский, бешено вертясь в самом центре,-- кажется, и конца не будет этому сладостному ощущению... Любо молодому главковерху. Но вот у ног его заклубился бесформенный комок из трех голов и шести ног, называемый в просторечии -- Гоцлибердан14,-- уцепился комок за Керенского, обвился вокруг его ноги, жалобно закричал главковерх, сдвинулся на вершок влево--но... для "чертова колеса" достаточно и этого!..

            Заскрипела полированная поверхность, и летит начальник, или, по-нынешнему, "комиссар чертова колеса", вверх тормашками, не только к барьеру, а даже за барьер беднягу выкинуло, и грянулся он где-то не то в Лондоне, не то в Париже.

            Расшвыряло, всех расшвыряло по барьеру "чертово колесо", и постепенно замедляется

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту