Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

4

я, -- все опомнятся и будут аплодировать, приговаривая: "Прелестно! Ах, как вы, душечка, поете..."

            Я воспользовался минутой предварительного оцепенения, побарабанил пальцами по столу и задушевным голосом сказал:

            -- Да-а... Неважно, неважно. Слабовато. Вы действительно, вероятно, не в голосе.

            Все ахнули. Я встал, пошел в другую комнату и наткнулся там на другую барышню. Лицо у нее было красивое, умное, и это был единственный человек, с которым я отдохнул.

            -- Давайте поболтаем, -- предложил я, садясь. -- Вы умная и на многое не обидитесь. Сколько здесь вас, барышень?

            Она посмотрела на меня смеющимся взглядом:

            -- Шесть штук.

            -- И все хотят замуж?

            -- Безумно.

            -- И все в разговоре заявляют, что никогда, никогда не выйдут замуж?

            -- А то как же... Все.

            -- И обирать будут мужей и изменять им -- все?

            -- Если есть темперамент -- изменят, нет его -- только обдерут мужа.

            -- И вы тоже такая?

            -- И я.

            В комнате никого, кроме нас, не было. Я обнял милую барышню крепко, и благодарно поцеловал ее, и ушел от Кармалеевых немного успокоенный.

         

      Перед сном

           

            Дома жена встретила меня слезами:

            -- Зачем ты обидел тетку утром?

            -- А зачем она разговаривает?!

            -- Нельзя же все время молчать...

            -- Можно. Если сказать нечего.

            -- Она старая. Старость нужно уважать.

            -- У нас есть старый ковер. Ты велишь прислуге каждый день выбивать палкой из него пыль. Позволь мне это сделать с теткой. Оба старые, оба глупы, оба пыльные.

            Жена плачет, и день мой заканчивается последней, самой классической фразой:

            -- Все вы, мужчины, одинаковы.

            Ложусь спать.

            -- Бог! Хотя ты пожалей человека и пошли ему хороших-хороших, светлых-светлых снов!..

           

         

      Дело Ольги Дыбович

         

      Посвящается А. И. Куприну

           

            ...Когда все уже было съедено, выпито, когда все откинулись на спинки стульев и задымили папиросами, -- Резунов хлопнул рукой по столу и сказал:

            -- Хотите чего-нибудь острого?

            -- Давай! -- поощрила компания,

            -- Сейчас приведу его!

            -- Кого? Кого?!

            Но Резунов уже выскочил из кабинета и помчался в общий зал ресторана.

            -- Этот Резунов вечно придумает какую-нибудь глупость, -- укоризненно проворчал Тырин. -- Наверное, какую-нибудь девицу притащит.

            -- Идет! -- весело крикнул Резунов, влетая в кабинет.

            -- Кто?!

            -- Он! Муж Дыбович. Сейчас будет здесь!

            Никто даже не успел высказать протеста против этого нелепого приглашения. Последние дни у всех на устах было имя Ольги Дыбович, убитой ее любовником и его сообщником -- слугой этого любовника. Труп убитой был положен в корзину, отправлен в Москву, и только там, на вокзале, преступление раскрылось. Следствие скоро добралось до источников преступления, и любовник Темерницкий, вместе со слугой Мракиным, были арестованы.

            Большинство людей, пировавших в кабинете ресторана, было недовольно неуместной выходкой Резунова, притащившего несчастного мужа убитой напоказ праздным людям, а двое-трое, наоборот, с жадным любопытством

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту