Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

8

послушать, как вы рассказываете... Ну, что-нибудь коротенькое. Вот, наверное, за бока схватишься!..

            Я незаметно пожал плечами и неохотно сказал:

            -- Ну, слушайте... Мать послала маленького сына за гулякой-отцом, который удрал в трактир. Сын вернулся один, без отца -- и на вопрос матери: "Где же отец и что он там делает?" -- ответил: "Я его видел в трактире... Он сидит там с пеной у рта". -- "Сердится, что ли?" -- "Нет, ему подали новую кружку пива".

            Не скажу, чтобы эта "смешная штучка" была особенно блестящей. Но на какой-нибудь знак внимания со стороны моего нового знакомого я все-таки мог надеяться. Он мог бы засмеяться, или просто безмолвно усмехнуться, или даже, в крайнем случае, покачать одобрительно головой.

            Нет. Он поднял на меня ясные, немного сонные глаза и поощрительно спросил:

            -- Ну?

            -- Что "ну"?

            -- Что же дальше?

            -- Да это все.

            -- Что же отец... вернулся домой?

            -- Да это не важно. Вернулся -- не вернулся... Все дело в ответе мальчика.

            -- А что, вы говорите, он ответил?

            -- Он ответил: отец сидит там с пеной у рта.

            -- Ну?

            -- Видите ли... Соль этого анекдота, сочиненного мною, заключается в том, что мальчик ответил то, что называется, -- буквально. Он видел кружку пива с пеной, кружку, которую отец держал у рта, и поэтому ответил в простоте душевной: "Отец сидит с пеной у рта". А мать думала, что это -- фигуральное выражение, сказанное по поводу человека, которого что-нибудь взбесило.

            -- Фигуральное?

            -- Да.

            -- Взбесило?

            -- Да!

            -- Ну?

            -- Что еще такое -- "ну"?

            -- Значит, мать думала, что отец за что-нибудь сердится, а он вовсе не сердится, а просто пьет себе преспокойно пиво,

            -- Ну да.

            -- Вот-то ловко! Ха-ха! Ну и здорово же: она думает, что он сердится, а он вовсе и не сердится... Хо-хо! Вообще, знаете, эти трактиры.

            -- Что-о?..

            -- Я говорю -- трактиры. Еще если холостой человек ходит, так ничего, а уж женатому, да если еще нет средств, -- так трудновато... Не до трактиров тут. Тут говорится: не до жиру, быть бы живу.

            Я молчал, глядя на него сурово, с замкнутым видом.

            Человек он был, очевидно, вежливый, понимавший, что в благодарность за рассказанное -- автор имеет право на некоторое поощрение.

            Поэтому он принялся смеяться:

            -- Ха-ха-ха! Уморил! Ей-Богу, уморил. Папа, говорит, в трактире пену пьет, сердится... А мать-то, мать-то! В каких дурах... О-ох-хо-хо! Ну, еще что-нибудь расскажите.

            "Э, милый, -- подумал я. -- Тебя такой вещью не проберешь. Тебе нужно что-нибудь потолще".

            -- Ну, я вас прошу, расскажите еще что-нибудь...

            -- Ладно. В один ресторан пришел посетитель. Оставив в передней свой зонтик и боясь, чтобы его кто-нибудь не украл, он прикрепил к ручке зонтика такую записку: "Владелец этого зонтика поднимает одной рукой семь пудов... Попробуйте-ка украсть зонтик!" Пообедав, владелец зонтика вышел в переднюю и -- что же он видит! Зонтик исчез, а на том месте, где он стоял, приколота записка: "Я пробегаю в час пятнадцать верст -- попробуйте-ка догнать!"

            Любитель "смешных

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту