Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

9

штучек" поощрительно взглянул на меня и сказал:

            -- Ну и что же? Догнал он похитителя или нет?

            Я вздохнул и начал терпеливо:

            -- Нет, он его не догнал. Да тут и не важно дальнейшее. Вся соль анекдота заключается именно в курьёзном совпадении этих двух записок. Автор первой, видите ли, думал, что он непобедим, рассчитывая на свои здоровые руки, и никак он не рассчитывал, что здоровые ноги гораздо важнее.

            -- Важнее?

            -- Да.

            -- Сколько он там написал, что пробежит в час?

            -- Пятнадцать верст.

            -- Это много считается?

            -- Порядочно.

            -- А ведь поймай этот первый-то владелец зонтика -- похитителя в то время, как тот писал записку, он бы ему задал перцу, а? Тут и ноги не помогут, а?

            -- Не знаю.

            -- Это, наверное, было давно, я думаю? В прежнее время? Теперь-то ведь в передних ресторанов всюду швейцары, которые и отвечают за пропажу вещей.

            -- Да.

            -- Теперь все как-то сделалось культурнее. Положим, раньше-то и воровства было меньше. А?

            -- Да.

            Мы помолчали.

            -- Вопрос еще, догнал ли бы он похитителя, если бы даже и умел бегать быстрее его. Потому что раньше нужно узнать, в какую сторону он побежал, да не свернул ли с дороги, а то мог просто припрятать зонтик, да и отпереться от всего: "Знать не знаю, ведать не ведаю -- никакого зонтика не воровал и никакой записки не писал".

            -- Да.

            По моим сухим, сердитым репликам любитель анекдотов почуял, что я им не совсем доволен, и, решив, по своему обыкновению, щедро вознаградить меня смехом, -- неожиданно захохотал.

            -- Ха-ха! Ох-хо-хо! Ну и уморил. Выходит он -- где зонтик? Хвать-похвать, а зонтика-то и нет. Ну и ловкие ребята бывают! Прямо-таки пальца в рот не клади. И откуда вы столько смешных штучек знаете? Ну, расскажите еще что-нибудь. Ну, пожалуйста, ну, миленький...

            -- Рассказать? -- прищурился я. -- Извольте! Один господин, явившись на обед к родителям своей невесты и страдая от тесной обуви, снял потихоньку под столом с ноги башмак, но в это время собачонка схватила башмак да бежать, а жених испугался, вскочил, опрокинул стол, причем миска с горячим супом опрокинулась на тещу, и помчался за собачонкой. По дороге он разбил дорогую вазу, а потом, желая достать для разутой ноги какой-нибудь башмак, ударил тестя ногой в живот, повалил его и стал стаскивать с ноги ботинок. Но оказалось, что у тестя одна нога была искусственная, и вдруг она отрывается вместе с ботинком, и наш жених грохается на пол, обрывая портьеру; но в это время собачонка, с башмаком во рту...

            Дальше я не мог продолжать: нечеловеческий страшный хохот душил моего нового знакомого. Он буквально катался по дивану, отмахиваясь руками, ногами, задыхаясь и кашляя. Лицо побагровело, и на глазах выступили слезы.

            -- О-ох, -- визжал он тонким голосом. -- Довольно. Ради Бога, довольно! Вы меня убьете вашим рассказом!..

         

      * * *

           

            Раньше я не понимал: для чего и кому нужны десятки тысяч метров кинематографических лент, на которых изображены: солдат, попавший в барабан и заснувший там; рассеянный прохожий, опрокидывающий. на своем пути детские колясочки, влюбленные

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту