Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

25

канцелярии, их родственникам и семьям иметь общение с журналистами!" Отвяжись! Ни одного сведения ты от меня не получишь!

         

      Глава V

           

            Муж вздохнул и позвонил.

            -- Глаша! Что, мой желтый чемодан в порядке?

            Отвернувшись, Глаша перебирала пальцами концы передника.

            -- Глаша! Я вас спрашиваю!

            -- Меня барыня нанимала, а не вы. Нам запрещено давать сведения журналистам.

            Тихо заплакал муж.

         

      Глава VI

           

            Выйдя по черной лестнице во двор с чемоданчиком в руках, муж огляделся и крикнул:

            -- Дворник!!

            Из дворницкой показался дворник, из подворотни выскочил мальчишка-булочник.

            -- Гляди, -- крикнул дворник. -- Никак журналист во двор забег. Ату! Киш, проклятый!

            Булочников мальчишка схватил кирпич и бросил его в ногу журналисту.

            -- Кишь, анафема! Гони его отсюда, загоняй с парадной, дядя Микита! Мало на них, подлых, циркуляров пишут! Кш!

            Завизжав от боли и прихрамывая, побежал журналист на улицу.

         

      Глава VII

         

      (Эпилог)

           

            Была весна, светило яркое солнышко. Компания мальчишек весело шагала к реке, таща что-то в мешке.

            К ним подошли другие ребятишки.

            -- Чего тащите?

            -- А топить тащим журналистова ребеночка. Сегодня родился, так дедушка ихний из государственной канцелярии велели утопить.

            Мальчик из другой компании засвистал от избытка чувств и похвастался:

            -- А к нам вчера на огороды журналист забежал. Что смеху было! Никешка ему руку перебил, а Ванька Гайкин глаза выколол. Веревкой за ноги зацепили и по всему огороду таскали.

            Глазенки мальчишки с мешком засверкали завистью.

            -- Ну? А где ж он?

            -- А в яму с водой бросили. Вы какие будете?

            -- А из государственной канцелярии! Сторожевы дети.

            -- Гайда к реке!

            Молчало небо.

         

      * * *

           

            P. S. Такова схема бытового романа в 1913 году. Мы не сомневаемся, что П. Д. Боборыкин [1] со свойственной его таланту отзывчивостью и сугубым вниманием к новым течениям -- использует эту схему для большой вещи в "Вестнике Европы".

           

            [1] Боборыкин Петр Дмитриевич (1836--1921) -- русский писатель -- публицист, мемуарист, переводчик, автор многих романов. "Вестник Европы" -- русский ежемесячный журнал либерального направления.

           

         

      Былое

      (Русские в 1962 году) [1]

           

            Зима этого года была особенно суровая.

            Крестьяне сидели дома, никому не хотелось высовывать носа на улицу. Дети перестали ходить в училище, а бабы совершали самые краткие рейсы: через улицу в гастрономический магазин или на электрическую станцию, с претензией и жалобой на вечную неисправность электрических проводов.

            Дед Пантелей разлегся на теплой лежанке и, щуря старые глаза от электрической лампочки, поглядывал на сбившихся у его ног малышей.

            -- Ну, что же вам рассказать, мез-анфанчики? Что хотите слушать, пострелята?

            -- Старое что-нибудь, -- попросила бойкая Аксюшка.

            -- Да что старое-то?

            -- Про губернаторов.

            -- Про-гу-бер-на-торов... -- протянул добродушно-иронически старик. -- И чевой-то вы их так

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту