Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

29

обязанности которого заключались в зализывании конвертов для заклейки, -- и даже этот мальчик не мог вынести вида нашей обнявшейся группы и, открыв слипшийся рот, раздирательно заплакал...

            И так плакали мы все.

         

      * * *

           

            Эй, депутаты, чтоб вас!.. Да когда же вы сжалитесь над нами? Над теми, которые плачут...

           

            [1] Генерал-губернатор г. Одессы И. Н. Толмачев славился своим административным пылом.

           

         

      Муха

         

      1. Записки заключенного

           

            Итак -- я в тюрьме! Боже, какая тоска... Ни одного звука не проникает ко мне; ни одного живого существа не вижу я.

            О, Боже! Что это там?! На стене! Неужели? Какое счастье!

            Действительно: на унылой тюремной стене моей камеры я увидел обыкновенную муху. Она сидела и терла передними лапками у себя над головкой.

            Милая муха! Ты будешь моим товарищем... Ты скрасишь мое одиночество.

         

      * * *

           

            Я очень боюсь: как бы она, огорченная неприхотливостью пищи, не улетела от меня.

            Устроим ей ужин.

            Я беру кусочек сахару, смачиваю водой и, положив его рядом с крошками вареного мяса (не знаю, может быть, мухи едят и мясо), начинаю наблюдать за своим маленьким товарищем.

            Муха летает по камере, садится на стены, на мою убогую койку, жужжит... Но она не замечает моих забот. Мушка, посмотри-ка сюда!

            Я встаю с койки и начинаю осторожно размахивать руками, стараясь подогнать ее к столу. Не бойся, бедняжка! Я не сделаю тебе зла: мы оба одинаково несчастны и одиноки.

            Ага! Наконец-то она села на стол.

            Я не удержался, чтобы не крикнуть ей:

            -- Приятного аппетита!

         

      * * *

           

            В камере холодно.

            Моя муха -- мой дорогой товарищ -- сидит на стене в каком-то странном оцепенении... Неужели она умрет? Нет!

            -- Эй, вы, тюремщики! Когда я был один, вы могли меня морозить, но теперь... Дайте нам тепла! Дайте огня!

            Никто не слышит моих воплей и стуков. Тюрьма безмолвствует.

            Муха по-прежнему в оцепенении.

            Какое счастье! Принесли чайник с горячим чаем.

            Милый друг! Сейчас и тебе будет тепло.

            Я подношу осторожно чайник к стене, на которой сидит муха, и долго держу его так около мухи; вокруг распространяется живительная теплота; муха зашевелилась... вспорхнула... Наконец-то! Мы должны, дорогой товарищ, поддерживать друг друга, не правда ли, хе-хе!

         

      * * *

           

            Сегодня не мог уснуть всю ночь.

            Всю ночь меня тревожила мысль, что муха, проснувшись, начнет в темноте летать, сядет на койку, и я неосторожным движением раздавлю ее, убью моего бедного доверчивого друга.

            Нет! Мне кажется -- смерти ее я бы не перенес. На столе горит лампа... Я лежу с открытыми глазами.

            Ничего! Днем можно выспаться.

         

      * * *

           

            Какой ужас! Моя муха чуть не погибла в паутине. Я и не заметил этих адских сетей. Правда, паука я нигде не нашел, но паутина!

            Я немного задремал, когда до моего уха донеслось еле заметное жужжание.

            Встревоженный предчувствием -- я вскочил... Так и есть! Она бродит у самого края паутины.

            -- Милый товарищ! Я так же попался

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту