Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

32

меня с женой?! Можете вы развести меня с женой на основании чрезвычайной охраны?

            Он подумал. По лицу его было видно, что он хотел сказать:

            -- Могу.

            Но вместо этого сказал:

            -- Удивительная публика... Не хотят понять самых простых вещей. Имеем ли мы право выслать вас на основании охраны? Имеем. Ну, вот и высылаем.

            -- Послушайте, -- смиренно возразил я. -- За что же? Я никого не убивал и не буду убивать. Я никому в своей жизни не давал даже хорошей затрещины, хотя некоторые очень ее заслуживали. Буду я себе каждый день гулять тут по бережку, смирненько смотреть на птичек, собирать цветные камушки... Плюньте на вашу охрану, разрешите жить, а?

            -- Нельзя, -- сказал губернаторский чиновник.

            Я зачесал затылок, забегал из угла в угол и забормотал:

            -- Ну, разрешите, ну, пожалуйста. Я не такой, как другие писатели, которые, может быть, каждый день по человеку режут и бросают бомбы так часто, что даже развивают себе мускулатуру... Я тихий. Разрешите? Можно жить?

            Я думал, что то, что я сейчас делаю и говорю, и есть хлопоты.

            Но крепкоголовый чиновник замотал тем аппаратом, который возвышался у него над плечами. И заявил:

            -- Тогда -- если вы так хотите -- начните хлопотать об этом.

            Я с суеверным ужасом поглядел на него.

            Как? Значит, все то, что я старался вдолбить ему в голову -- не хлопоты? Значит, существуют еще какие-то другие загадочные, неведомые мне хлопоты, сложные, утомительные, которые мне надлежит взвалить себе на плечи, чтобы добиться права побродить по этим пыльным берегам?..

            Да ну вас к...

            Я уехал.

         

      * * *

           

            Теперь я совсем сбился:

            Человек хочет полетать на аэроплане.

            Об этом нужно "хлопотать".

            Несколько человек хотят устроить писательский съезд.

            Нужно хлопотать и об этом.

            И лекцию хотят прочесть о радии -- тоже хлопочут.

            И револьвер купить -- тоже.

            Хорошо-с. Ну, а я захотел пойти в театр? Почему -- мне говорят -- об этом не надо хлопотать? Галстук хочу купить! И об этом, говорят, хлопотать не стоит!

            Да, я хочу хлопотать!

            Почему револьвер купить -- нужно хлопотать, а галстук -- не нужно? Лекцию о радии прочесть -- нужно похлопотать, а на "Веселую вдову" пойти -- не нужно. Откуда я знаю разницу между тем, о чем нужно хлопотать и -- о чем не нужно? Почему просто "о радии" -- нельзя, а "Радий в чужой постели" -- можно?

            И сижу я дома в уголку на диване (кстати, нужно будет похлопотать: можно ли сидеть дома в уголку на диване?) -- сижу и думаю:

            -- Если бы человек захотел себе ярко представить Россию -- как она ему представится?

            Вот как:

            Огромный человеческий русский муравейник "хлопочет".

            Никакой никому от этого пользы нет, никому это не нужно, но все обязаны хлопотать: бегают из угла в угол, часто почесывают затылок, размахивают руками, наклеивают какие-то марки и о чем-то бормочут, бормочут.

            Хорошо бы это все взять да изменить...

            Нужно будет похлопотать об этом.

           

         

      Молния

         

      1. Приезд незнакомца

           

            Если сказать правду, то рудничный поселок "Исаевский"

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту