Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

33

считался первым среди других поселков -- по числу и разнообразию развлечений.

            Жаловаться было нечего: каждая неделя приносила что-нибудь новое. То конторщик Паланкинов запьет и в пьяном виде получит выговор от директора, то штейгерова корова сбесится, то свиньи съедят сынишку кухарки чертежника...

            А однажды рудничный врач, в пьяном виде, отрезал рабочему совсем не ту ногу, которую следовало. Этой ногой досужие, скучающие конторщики кормились целую неделю, потому что, хотя здоровая нога и была зарыта в больничном саду, но родственники безногого пронюхали об этом, вырыли ногу и явились к доктору просить на чай. Доктор раскричался, заявил, что понимает в медицине не хуже любого человека, и только после долгих споров, когда родственники стали энергично наступать на него с ногой в руках -- он сдался и уплатил десять рублей, не считая докторского осеннего пальто, подаренного безногому рабочему за беспокойство.

            Немало развлекала рудничную молодежь и история с неизвестным прохожим, который, шатаясь в зимнюю ночь около поселка, влез погреться на коксовую печь старой системы и прогорел. Объясняли так: когда он ложился, печь была еле-еле теплая, а потом огонь разгорелся, пробился сквозь угольную кору и прожег бок спящему.

            Видом своим изжаренный прохожий напоминал громадного поросенка, кожа на нем полопалась, волосы обгорели, и, так как он из-за каких-то формальностей целую неделю ждал погребения -- конторщики, стосковавшиеся по свежему, новому человеку, гурьбой шли в сарай, поднимали простыню и рассматривали покойника.

            Но все это были мелочи по сравнению с тем событием, которое оставило самый яркий след в жизни поселка... Событие это было -- кинематограф и стереоскопы.

            Однажды, в осеннее утро, похожее, как две капли воды, на другие утра, в контору приехал худой черный человек с цыганским лицом и белыми зубами, сверкнул этими зубами, сверкнул белками глаз и потребовал, чтобы его проводили к главному инженеру...

            Сначала все предположили, что это -- лесной поставщик, и не обратили на него никакого внимания, но это оказался не поставщик!

            Инженер после краткой беседы с приезжим вышел в контору и сказал:

            -- Вот, господа, месье Кибабчич предлагает у нас устроить временный кинематограф. Я думаю дать ему разрешение, конечно, только в том случае, если это не будет неблагоприятно отражаться на общем ходе занятий вверенного мне поселкового персонала!..

            Инженер повернулся и ушел, а контора загудела, оживилась, и Кибабчич сразу оказался в кругу двадцати молодых людей с испитыми от работы, пьянства и скуки лицами.

            Все впились в него глазами и стояли молча с полминуты.

            Самый развязный из конторщиков Масалакин протянул ему руку и сказал:

            -- Позвольте познакомиться.

            Кибабчич очаровал всех своим ловким, непринужденным ответом. Он сказал:

            -- Очень рад.

            -- Позвольте познакомиться, -- протянул руку табельщик Уважаев.

            И конторщик Петухин протянул тоже руку и сказал:

            -- Позвольте познакомиться.

            И всем говорил Кибабчич, этот чудесный, загадочный человек из другого неведомого края:

            -- Очень рад. Очень рад.

            -- Ну,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту