Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

41

по делу, она приближалась к нему и шептала, шагая рядом и глядя на крышу соседнего дома:

            -- Мужчина... Зайдем за угол. Пойдем в ресторанчик -- очень недорого: маленький графин водки и тарелка ветчины. Право. А?

            И все время ока смотрела в сторону, делая вид, что идет сама по себе, и если бы возмущенный прохожий позвал городового, она заявила бы нагло и бесстыдно, что она не трогала этого прохожего, а наоборот -- он предлагал ей разные гадости, которые даже слушать противно.

            Ходила она так каждый день.

            -- Мужчина, поедем в ресторанчик. Неужели вам жалко: графинчик водки и тарелка ветчины. Право. А?

            Иногда предмет ее внимания, какой-нибудь веселый прохожий, приостанавливался и с видом шутника, баловня дам, спрашивал:

            -- А, может быть, ты хочешь графинчик ветчины и тарелку водки?

            И она раскрывала рот, схватывалась за бока и хохотала вместе с веселым прохожим, крича:

            -- Ой-ой, чудак! Уморил... Ну и скажет же...

            В общем, ей совсем не было так весело, как она прикидывалась, но, может быть, веселый прохожий, польщенный ее одобрением, возьмет ее с собой и накормит ветчиной и водкой, что, принимая во внимание сырую погоду, было бы совсем не плохо.

            Сегодня прохожие были какие-то необщительные и угрюмые, -- несколько человек в ответ на ее деланно-добродушное предложение поужинать совместно ветчиной и водкой посылали ее ко "всем чертям", а один, мрачный юморист, указал на полную возможность похлебать дождевой воды, набравшейся в тротуарном углублении, что, по его мнению, давало полную возможность развести в животе лягушек и питаться ими вместо ветчины.

            Юмориста эта шаблонная девица ругала долго и неустанно. Он уже давно ушел, а она все стояла, придерживая шляпу и изобретая все новые и новые ругательства, запас которых, к ее чести, был у нее велик и неисчерпаем.

            В это время навстречу шли два господина. Один приостановил своего спутника и указал ему на девицу:

            -- Давай, Вика, ее пригласим.

            Другой засмеялся, кивнул головой и пошел вперед. Оба, приблизившись к девице, осмотрели ее с ног до головы и вежливо приподняли свои цилиндры.

            -- Сударыня, -- сказал Петерс, -- приношу вам от имени своего и своего товарища тысячу извинений за немного бесцеремонный способ знакомства. Мы, знаете, народ простой и в обращении с дамами из общества не совсем опытны. Оправданием нам может служить ваш благосклонный взгляд, которым вы нас встретили, и желание провести вечер весело, просто, скромно и интеллигентно.

            Девица захохотала, взявшись за бока.

            -- Ой, уморили! Ну и комики же вы!

            Господин по имени Петерс всплеснул руками:

            -- Это очаровательно. Ты замечаешь, Вика, как наша новая знакомая весела?

            Вика кивнул головой.

            -- Настоящая воспитанность именно в этом и заключается: простота и безыскусственность. Вы извините нас, сударыня, если мы сделаем вам нескромное одно предложение...

            -- Что такое? -- спросила девица, замирая от страха, что ее знакомые повернутся и уйдут.

            -- Нам, право, неловко... Вы не примите нашего предложения в дурную сторону...

            -- Мы даем вам слово, -- заявил Петерс, -- что

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту