Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

42

будем держать себя скромно, с тем уважением, которое внушает к себе каждая порядочная женщина.

            Девица хотела хлопнуть себя по бедрам и крикнуть: "Ой, уморили!" -- но руки ее опустились, и она молча, исподлобья взглянула на стоящих перед ней людей.

            -- Что вам нужно?

            -- Ради Бога, -- засуетился Вика, -- не подумайте, что мы хотели употребить во зло ваше доверие, но.., скажите... Не согласились бы вы отужинать вместе с нами, -- конечно, где-нибудь в приличном месте?

            -- Да, да, -- согласилась повеселевшая девица, -- конечно, поужинаю.

            -- О, как мы вам благодарны!

            Петерс нагнулся, взял загрубевшую руку девицы и тихо коснулся ее губами.

            -- Эй, мотор! -- крикнул куда-то в темноту Вика.

            Девица, сбитая с толку странным поведением друзей, думала, что они сейчас захохочут и убегут... Но вместо того к ним подъехал, пыхтя, автомобиль.

            Вика открыл дверцу, бережно взял девицу под руку и посадил ее на пружинные подушки.

            "Матушки ж вы мои, -- подумала пораженная, потрясенная девица. -- Что же это такое?"

            Ей пришло в голову, что самое лучшее, в благодарность за автомобиль, обнять Вику за шею, а сидевшему напротив Петерсу положить на колени ногу: некоторым из ее знакомых это доставляло удовольствие.

            Но Вика деликатно отодвинулся, давая ей место, и сказал:

            -- А ведь мы еще не знакомы. Моя фамилия -- Гусев, Виктор Петрович, а это мой приятель -- Петерс, Эдуард Павлович, -- писатель. Мы хотя и не осмеливаемся настаивать на сообщении нам вашей фамилии, но имя...

            Девица помолчала.

            -- Меня зовут Катериной. Катя.

            -- О, помилуйте, -- ахнул Петерс, -- разве мы осмелимся звать вас так фамильярно. Екатерина... как по отчеству?..

            -- Степановна.

            -- Мерси. Вика... Как ты думаешь, куда мы повезем Екатерину Степановну?.. Я думаю, в "Москву" неудобно.

            -- Да, -- сказал Вика. -- Там с приличной дамой нельзя показаться... Форменный кабак. Рискуешь наткнуться на кокотку, на пьяного... Самое лучшее -- к "Контану".

            -- Прекрасно. Вы, Екатерина Степановна, не бойтесь, туда смело можно привести приличную даму.

            Девица внимательно посмотрела в лицо друзьям: серьезные, невозмутимые лица, с той немного холодной вежливостью, которая бывает при первом знакомстве.

            И вдруг в голове мелькнула ужасная, потрясающая мысль: ее серьезно приняли за даму из общества.

            У "Контана" заняли отдельный кабинет. Порыжевшее пальто и слипшиеся перья были при ярком электрическом свете убийственны, но друзья не замечали этого и, разоблачив девицу, посадили ее на диван.

            -- Позвольте предложить вам закуску, Екатерина Степановна: икры, омаров... Что вы любите? Простите за нескромный вопрос: вы любите вино?

            -- Люблю, -- тихо сказала девица, смотря на цветочки на обоях.

            -- Прекрасно. Петерс, ты распорядись.

            Весь стол был уставлен закусками. Девице налили шампанского, а Петерс и Вика пили холодную, прозрачную водку. Девице вместо шампанского хотелось водки, но ни за что она не сказала бы этого и молча прихлебывала шампанское и заедала его ветчиной и хлебом.

            На белоснежной скатерти ясно выделялись потертые

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту