Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

47

бессонных ночей, проводимых ею не совсем согласно с кодексом обычной добродетели.

            Однажды, когда дико живописный Химиков шагал аршинными шагами по улице, закутанный в свой вечный плащ и прикрытый сверху чудовищной шляпой, он услышал впереди себя разговор:

            -- Очень даже это нетактично приставать к незнакомым девушкам.

            -- Сударыня, Маруся... Я уверен, что такое очаровательное существо может именоваться только Марусей... Маруся! Не вносите аккорда в диссонанс нашей мимолетной встречи. Позвольте быть вам проводимой мной. Где вы живете?

            -- Ишь, чего захотели. Никогда я не скажу вам, хотя бы вы проводили меня до самого дома на Московской улице, номер семь... Ах, что я сказала! Я, кажется, проговорилась... Нет, забудьте, забудьте, что я вам сказала!

            Подслушивание Химиков считал самым неблагородным делом, но, когда до него донесся этот разговор, его мужественное сердце наполнилось состраданием к преследуемой и бешеным негодованием против гнусного преследователя.

            -- Милостивый государь! -- загремел он, приблизившись к донжуану и смотря на него снизу вверх. -- Оставьте эту беззащитную девушку, или вы будете иметь дело со мной!

            Беззащитная девушка с некоторым неудовольствием взглянула на мужественного Химикова, а ее кавалер сердито вырвал руку и закричал:

            -- Кто вы такой, черти вас раздери?

            -- Негодяй! Я тот, которого провидение нашло нужным послать в критическую для этого существа минуту. Защищайся!

            Противник Химикова, громадный, толстый блондин, сжал кулак, но вид маленького Химикова, бешено извивавшегося у его ног с кинжалом в руке, заставил его отступить.

            -- Ч-черт з-знает, что такое, -- пробормотал он, отскакивая от бледной, худой руки, которая бешено чертила кинжалом вокруг него замысловатые круги и восьмерки. -- Черт знает... решительно не понимаю... -- оторопело промычал блондин и стал быстрыми шагами удаляться от Химикова, оставшегося около девицы.

         

      6

           

            -- Сударыня, -- сказал Химиков, снимая свою черную странную шляпу и опуская ее до самой земли. -- Прошу извинений, если ваше ухо было оскорблено несколькими грубыми словами, произнести которые вынудила меня необходимость. Ха-ха! -- зловеще захохотал Химиков. -- Парень, очевидно, боится запаха крови и ловко избежал маленького кровопускания... Ха-ха-ха!

            -- Кто вы такой? -- спросила изумленная Полина Козлова, осматривая Химикова.

            -- Я...

            Химикову неловко было сказать, что его фамилия Химиков и что он служит помощником счетовода в транспортной конторе. Он опустил голову, забросил конец плаща на плечо и, как будто стряхнувши с себя что-то, -- сказал:

            -- Когда-нибудь... когда будет возможно, человек с черной бородой явится к вам, покажет этот кинжал и сообщит, кто я... Пока же... сударыня, не забывайте, что город этот страшен. Он таит совершенно неизвестные вам опасности, и нужно иметь мою звериную хитрость и ловкость, чтобы избежать их. Но вы... Как ваши престарелые родители рискуют отпустить вас в эту страшную ночь... Не найдете ли вы удобным соблаговолить дать мне милостивое разрешение предложить сопутствовать вам до вашего дома.

            -- Ну что ж, можно,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту