Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

48

-- усмехнулась Полина Козлова.

            Химиков взял девушку под руку и, свирепо озираясь на встречных прохожих, бережно повел ее по улице. Через сто шагов он уже узнал, что у его спутницы нет родителей и что она носит фамилию -- Полина Козлова.

            -- Так молоды и, увы, беззащитны, -- прошептал Химиков, тронутый ее историей. -- Скорбь об утрате ваших почтенных родителей смешивается в моей душе со сладкой надеждой быть вам чем-нибудь полезным и принять на свою грудь направленные на вас удары злобной интриги и происки вра...

            -- Покатайте меня на автомобиле, -- сказала девушка, щуря на Химикова глаза.

            По своим убеждениям Химиков ненавидел автомобили, предпочитая им старые добрые дилижансы. Но желание женщины было для него законом.

            -- Сударыня, вашу руку...

            Они долго катались на автомобиле, а потом девушка проголодалась и заявила, что хочет в ресторан.

            Химиков не возражал ей ни слова, но про себя решил, что, если в ресторане у него не хватит денег, он выйдет в переднюю и там заколется кинжалом. Пусть лучше над ним нависнет роковая тайна, чем прозаический отказ в ужине. В кабинете ресторана девушка поправила растрепавшуюся прическу, подошла к Химикову и, севши на его худые, неверные колени, поцеловала помощника счетовода в щеку.

            Сердце Химикова затрепетало и оборвалось.

            -- Суд... Полина. Вв... вы... меня... полюбили! О, пусть эта неожиданно вспыхнувшая страсть будет залогом моего стремления посвятить вам отныне мою жизнь.

            -- Дайте папиросу, -- попросила Полина, разглаживая его редкие рыжие волосы.

            -- Грациозная шалунья! Резвящаяся сирота! -- в экстазе воскликнул Химиков и прижал девушку к своей груди.

            После ужина Химиков проводил Полину домой, у подъезда ее дома снял шляпу, низко, почтительно поклонился и, поцеловав руку, удалился, закутанный в свой длинный плащ.

            Сбитая с толку девушка удивленно посмотрела ему вслед, улыбнулась и сказала:

            -- Сегодня я сплю одна.

            Это был самый редкий и курьезный случай в ее жизни.

            Химиков зажил странной жизнью.

            Транспортную контору, трактир "Черный Лебедь", добрый кувшин пива -- все это поглотило молодое поэтичное чувство, загоревшееся в его тощей груди.

            Он часто встречался с Полиной и, рыцарски вежливый, рабски исполнял все капризы девушки, очень полюбившей автомобили и театральные представления. Долги зловещего авантюриста росли с головокружительной быстротой, и ряд прозаических неприятностей обрушился на его бедную голову. В конторе стали коситься на его небрежность в писании квитанций и вечные просьбы жалованья вперед... Хозяйка перестала получать за квартиру и почти не кормила иссохшего от страсти и лишений Химикова.

            И Химиков, голодный, лишенный даже "доброй яичницы" в трактире "Черный Лебедь", ждал с нетерпением вечера, когда можно было накинуть плащ и, захватив кинжал и маску (маска появилась в самое последнее время, как атрибут любовного похождения), отправиться на свидание.

            Полина Козлова была нехорошей девушкой.

            Химикову изменяли -- он не замечал этого. Над Химиковым смеялись -- он считал это оригинальным выражением любви. Химикова разоряли -- он был

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту