Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

54

уйти и не встречаться! Не встречаться, по крайней мере, дня три!!!"

            По их лицам я видел, что они думают то же самое, но ничего нельзя было поделать: вино спаяло всех трех самым непостижимым, самым отвратительным образом...

           

         

      Сазонов

         

      1

           

            Рукавов собирался пить чай.

            Он налил стакан, посмотрел его на свет и неодобрительно поджал губы.

            -- Чаишко-то, кажется, мутноватый... Ох уж эти меблированные комнаты! Ох уж эта холостая жизнь!

            Дверь скрипнула. Рукавов оглянулся и увидел прижавшегося к притолоке и молча на него смотревшего Заклятьина.

            -- А, здравствуйте! -- равнодушно сказал Рукавов. -- Вот приятный визит. Входите... Ну, как дома? Все благополучно? Чаю хотите?

            Заклятьин отделился от притолоки и сделал шаг вперед.

            -- Я пришел только сказать вам, Рукавов, -- держась рукой за сердце, сказал Заклятьин, -- что людей, подобных вам, нужно убивать без милосердия, как бешеных собак. И, клянусь, я убью вас!

            Рукавов отстаивал налитый стакан. Брови его были нахмурены.

            -- Слушайте, Заклятьин... Я не знаю, на чем вы там помешались и каким вздором сейчас наполнена ваша голова... Но об одном прошу вас: обдумывайте, что говорите! Даже в пылу гнева. Есть такие слова, о которых потом жалеешь всю жизнь. Садитесь. Что случилось?

            -- Рукавов! Вы меня поражаете!

            -- Чем? Наоборот, вы меня поражаете. Хотите чаю?

            -- Рукавов! Берегитесь!

            Рукавов улыбнулся:

            -- Хорошо. Только скажите -- от чего. Тогда, может быть, я и буду беречься.

            Заклятьин скривил лицо и, взявшись руками за спинку стула, внятно отчеканил:

            -- Я узнал, что вы находитесь в связи с моей женой, Надеждой Петровной.

            -- Есть ложь смешная, есть ужасная, есть глупая. То, что вы, Заклятьин, говорите, -- ложь третьей категории.

            Рукавов снова взялся за свой стакан и, размешивая сахар, бросил холодный взгляд на бледное, искаженное злостью лицо Заклятьина.

            -- Это не ложь! Когда я уезжал в Москву, вас видели однажды выходящим от моей жены в восемь часов утра.

            -- И это все? -- сурово спросил Рукавов. -- Стыдитесь! Извольте, я скажу вам: да, в восемь часов утра выходил от вас, но вошел я к вам в восемь без четверти. Просто забыл накануне вечером свою палку и зашел за ней. Уверен, что Надежда Петровна спала в это время сном праведницы.

            -- Знаете ли вы, -- злобно прошипел Заклятьин, -- что я нашел у нее в столе записку от вас, правда, прямых указаний не дающую, но вы там называете мою жену на "ты"!

            Рукавов пожал плечами:

            -- Какой же в этом ужас? Просто как-то в шаловливом настроении я назвал ее "ты" и теперь постоянно дразню ее этим. Мне было забавно, как она сердится.

            -- Рукавов! -- потупившись, тихо сказал Заклятьин. -- Сегодня жена сама сказала мне, что вы ее любовник.

            Рукавов поднял одну бровь:

            -- Вы... можете поклясться в этом?

            -- Даю вам мое честное слово.

            -- Ох, эти женщины, -- усмехнулся Рукавов, качая головой. -- Никогда не знаешь, как с ними держаться... Впрочем, вы не подумайте, что я отрицал давеча все только потому, что боялся вас. А просто не в моих

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту