Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

55

правилах разглагольствовать о своих победах.

            -- Еще бы, -- угрюмо сказал Заклятьин. -- Это так понятно! И тем не менее еще раз повторяю: берегитесь! Я убью вас.

            Рукавов пожевал губами.

            -- Можно вам задать вопрос, но только совершенно серьезно? И вы отвечайте так же.

            -- Да.

            -- За что вы хотите меня убить?

            -- Вы разбили мою жизнь. Все мое счастье было в этой женщине -- вы отняли ее!

            Рукавов погрузился в задумчивость.

            -- Вот что, Заклятьин... Я вам сейчас возражу, но не потому, что желаю сохранить свою жизнь... Я понимаю -- слишком глупо для меня было бы плакать и восклицать, прячась за стол: ах, не убивайте меня, ах, пощадите меня!.. В конце концов, жизнь не такое уж важное кушанье. И на помощь я звать не буду... и из комнаты не выйду. Можете убить меня во всякую минуту. И тем не менее еще раз спрашиваю: чем я виноват?

            -- Вы обманули меня. Вы отняли у меня жену.

            Голос Заклятьина звучал торжественно и громко.

            -- Я жену вашу не отнимал. Она сошлась со мной по своей воле.

            -- Если бы не вы -- мы были бы с ней по-прежнему счастливы.

            -- А какая у вас гарантия -- что не явился бы другой?

            -- Рукавов! Вы ее оскорбляете!

            -- Чем? Что вы, помилуйте... И в мыслях не имел. Только смотрите: мы оба рискуем стать в смешное положение. Говоря о другом любовнике, я хочу подчеркнуть, что я -- человек, не блещущий никакими талантами и красотой, что я -- самый заурядный человек. Не начнете же вы сейчас опровергать меня, доказывая, что я человек особенный, ошеломляющий, человек такого сорта, перед которым женщина устоять не может! Человеку, которого хотят убить, не говорят комплиментов!..

            -- Хорошо! -- поморщась, перебил его муж. -- Допустим, что вы самый ординарный человек. Что же из этого следует?

            -- А то, что ординарных людей тысячи. Не будете же вы всех их убивать.

            -- Не буду. Но они ведь и не любовники жены.

            -- Если один ординарный человек -- любовник, то почему и другой не мог быть любовником? Лотерея!

            -- В которой муж всегда проигрывает, -- громко усмехнулся Заклятьин.

            -- Утешьтесь! Если я женюсь -- я тоже проиграю.

            -- А вдруг не проиграете? Ведь это цинизм -- так думать! Неужели не может быть семьи без измены?

            Рукавов встал, протянул вперед руку и взволнованно и быстро заговорил:

            -- Нет! Прочной любви нет. Верности нет. Опровергайте меня примерами! Скажите мне: "Жена Петрова всю жизнь была верна мужу! Жена Сидорова так и умерла, храня супружескую верность!" Сотни таких случаев есть... тысячи! Верно! Но они моих слов не опровергают. Добавьте даже, что за женами Петрова и Сидорова волочились безуспешно десятки поклонников, что красавец Иванов предлагал этим верным женам все свое состояние, умница Карпов доказывал нелепость верности, вельможа Григорьев тщетно ослеплял этих жен своим могуществом и великолепием... Заклятьин! Слушайте меня, я вам скажу: это все пустяки... А Сазонова-то ведь не было!

            -- Какого... Сазонова? -- машинально спросил Заклятьин.

            -- Сазонова! Это я сейчас его выдумал, но Сазонов существует, и живет он, негодяй, в каждом городе: в Харькове,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту