Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

66

Ляписова, толстой дамы и m-me Пылинкиной.

            -- Что за черт?

            Он огляделся. Над его головой тускло светило узенькое верхнее окно, выходившее, очевидно, из пылинкинской гостиной. Слышно было всякое слово -- так отчетливо, что Андромахский, уловив свою фамилию, прислонился к перилам и застыл...

            -- Куда это он так вскочил? -- спросил голос толстой дамы.

            -- К жене, -- отвечал голос Ляписова.

            M-me Пылинкина засмеялась:

            -- К жене! С какой стороны?!

            -- Что вы! -- удивилась толстая дама. -- Разве он такой?..

            -- Он?! -- сказал господин с густыми бровями. -- Я его считал бы добродетельнейшим человеком, если бы он изменял только жене с любовницей. Но он изменяет любовнице с горничной, горничной -- с белошвейкой, шьющей у жены, и так далее. Разве вы не знаете?

            -- В его защиту я должен сказать, что у него есть одна неизменная привязанность, -- сказал лысый старичок.

            -- К кому?

            -- Не к кому, а к чему... К пиву! Он выпивает в день около двадцати бутылок!

            Все рассмеялись.

            -- Куда же вы? -- послышался голос хозяйки.

            -- Я и так уже засиделся, -- отвечал голос Ляписова. -- Нужно спешить.

            -- Посидите еще! Ну, одну минуточку! Недобрый, недобрый! До свиданья. Не забывайте нашего шалаша.

         

      * * *

           

            Когда Ляписов вышел, захлопнув дверь, на площадку, он увидел прислонившегося к перилам Андромахского и еле сдержал восклицание удивления.

            -- Тсс!.. -- прошептал Андромахский, указывая на окно. -- Слушайте! Это очень любопытно...

            -- Какой симпатичный этот Ляписов, -- сказала хозяйка. -- Не правда ли?

            -- Очень милый, -- отвечал господин с густыми бровями. -- Только вид у него сегодня был очень расстроенный.

            -- Неприятности! -- послышался сочувственный голос толстой дамы.

            -- Семейные?

            -- Нет, по службе. Все игра проклятая!

            -- А что, разве?..

            -- Да, про него стали ходить тревожные слухи. Получает в месяц двести рублей, а проигрывает в клубе в вечер по тысяче. Вы заметили, как он изменился в лице, когда я ввернула о кассире, растратившем деньги и бежавшем в Англию?

            -- Проклятая баба, -- прошептал изумленный Ляписов. -- Что она такое говорит!

            -- Хорошее оконце! -- улыбнулся Андромахский.

            -- ...Куда же вы? Посидели бы еще!

            -- Не могу-с! Время уже позднее, -- послышался голос лысого господина. -- А ложусь-то я, знаете, рано.

            -- Какая жалость, право!

         

      * * *

           

            На площадку лестницы вышел лысый господин, закутанный в шубу, и испуганно отшатнулся при виде Ляписова и Андромахского.

            Андромахский сделал ему знак, указал на окно и в двух словах объяснил преимущество занятой ими позиции.

            -- Сейчас о вас будет. Слушайте!

            -- Я никогда не встречала у вас этого господина, -- донесся голос толстой дамы. -- Кто это такой?

            -- Это удивительная история, -- отвечала хозяйка. -- Я удивляюсь, вообще... Представили его мне в театре, а я и не знаю, кто и что он такое. Познакомил нас Дерябин. Я говорю Дерябину между разговором: "Отчего вы не были у нас в прошлый четверг?" А этот лысый и говорит мне: "А у вас

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту