Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

31

пострадаете!.. Глава 3. Первый ребенок в доме Вернувшись домой, Подходцев и Громов застали мирную картину: Марья Николаевна лежала, свернувшись калачиком на диване, а Клинков читал ей какуюто книгу. -Ну что?- встретил вернувшихся Клинков.- Наверное, без меня никакого толку не вышло? -Нет, вышло, Марья Николаевна, сейчас вы получите вашего ребенка... -Неужели он согласился?! -Видите ли... он сначала как будто бы был против, но мы его уговорили. -Привели, так сказать, резоны,- подтвердил Громов. -И ваше белье принесут, и вещи. -Какие вы милые!- воскликнула повеселевшая Марья Николаевна, протягивая им обе руки, которые они почтительно поцеловали. -Важное дело - рука,- завистливо сказал Клинков, отходя к печке.- То ли дело - губы. -Клинков!!- грозно прорычал Громов. -Он обо мне чтонибудь спрашивал?- осведомилась Марья Николаевна. -Да,- великодушно сказал Подходцев.- Он спрашивал: "А как ее здоровье?" -А мы говорим,- подхватил, бросая на Подходцева благодарный взгляд, Громов.- "Ничего, спасибо, здоровье хорошее". Он был грустен. И, поколебавшись немного, Громов добавил: -Он плакал. -В три ручья,- беззастенчиво поддержал Подходцев.- Как дитя. -Еще бы,- ввязался в разговор Клинков.- Потерять такую женщину... Ручку пожалуйте! Через полчаса горничная принесла два узла с бельем и девочку лет четырех. Горничная была заплакана, девочка была заплакана и даже узлы были заплаканы - так щедро облила их слезами верная служанка. Девочка бросилась к матери, а Подходцев, чтобы не растрогаться, отвернулся и обратился сурово к горничной. -Передай своему барину, что тут ты видела барыню и трех какихто генералов с золотыми эполетами. Скажи, что ты слышала, как один собирается ехать жаловаться министру на твоего барина. Когда горничная ушла, Марья Николаевна удалилась с девочкой в отведенную для нее комнату, а трое друзей принялись укладываться на диване и кроватях. Разговаривали шепотом. -Заметили, как она на меня смотрела?- спросил Клинков. -Да,- отвечал Подходцев,- с отвращением. -Врете вы. Она сказала, что я напоминаю ей покойного брата. -Очень может быть. В тебе есть чтото от трупа. -Тишшше!- грозно зашипел Громов.- Вы можете их разбудить! Клинков ревниво захихикал: -"Громов влюблен, или - Дурашкин в первый раз отдал сердце! Триста метров". Хихи... Глава 4. Дары Раннее утро... Изпод одеяла выглянула голова, покрытая короткими черными жесткими волосами. Вороватые глаза огляделись направо, налево, и толстые губы лукаво улыбнулись. Убедившись, что товарищи еще спят, Клинков потихоньку сбросил одеяло, бесшумно оделся и, не умывшись, стал с замирающим сердцем прокрадываться к дверям. Скрип запираемой Клинковым двери заставил показаться изпод одеяла вторую голову - с тонким породистым носом, задумчивыми голубыми глазами и красными от сна щеками, на одной из которых оттиснулась прошивка наволочки... Громов удивленно поглядел на опустевшую кровать Клинкова, полюбовался на спящего богатырским сном Подходцева и, хитро улыбнувшись, начал одеваться. Делал он это как можно тише, и, когда один ботинок стукнул громче, чем нужно, Громов даже погрозил сам себе пальцем. Но Подходцев продолжал сладко спать - только губами зачмокал, будто жуя чтото сладкое... После ухода Громова Подходцев пролежал не больше пяти минут - очевидно, так уже были спаяны эти три человека, что не могли ничего сделать один без другого - даже проснуться. Подходцев зевнул, приподнялся на локте, оглядел пустую кровать и диван, задумчиво посвистал, оделся и, прикрепив на двери, ведущей в маленькую комнату, бумажку с надписью: "Не беспокойтесь, вернемся через полчаса, будем пить чай",- ушел. Мирно тикали часы в затихшей комнате... Минутная стрелка пробежала не больше
 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту