Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

2

как бы поосновательнее доказать, что дважды два -- четыре.

           

            [1] Здесь игра слов, основанная на старом написании слова лес -- через букву ять. Эта буква, совпадавшая по звуку с е, была упразднена послереволюционной орфографической реформой.

         

      1

           

            Четверо нас (кроме слуги Мити) единогласно решили совершить путешествие в Западную Европу. Цели и стремления у нас были разные кое-кто хотел просто расширить кругозор, кое-кто мечтал по возвращении принести пользу дорогой России, у одного явилось скромное желание просто поболтаться, а слуге Мите рисовалась единственная заманчивая перспектива, между нами говоря, довольно убогая утереть, по возвращении, своим коллегам нос.

            В этом месте я считаю необходимым сказать несколько слов о каждом из четырех участников экспедиции, потому что читателю впоследствии придется неоднократно сталкиваться на страницах этой книги со всеми четырьмя, не считая слуги Мити.

            Крысаков (псевдоним). Его всецело можно причислить к категории оптовых людей, если существует такая категория. Он много ест, много спит, еще больше работает, а еще больше лентяйничает, хохочет без умолку, в глубине сердца чрезвычайно деликатен, но на ногу наступить себе не позволит. При необходимости, полезет в драку или в огонь, без необходимости -- проваляется на диване неделю, читая какую-нибудь Эволюцию эстетики или Собрание светских анекдотов на предмет веселья. Иногда не прочь, ради курьеза, соврать, но, уличенный, не спорит, а вместо этого бросается на уличителя и начинает его щекотать и тормошить, заискивающе хихикая. В жизни неприхотлив. Спокойно доливает поданную чашку кофе -- пивом, размешивает его с сахаром, а если тут же стоит молоко, то и молоко переливается в чашку. Пепел, упавший случайно в эту бурду, размешивается ложечкой для того, чтобы не было заметно. Любит задавать официантам нелепые, бессмысленные вопросы. Раздеваясь у ресторанной вешалки, обязательно осведомится приходил ли Жюль Верн И чрезвычайно счастлив, если получит ответ

            -- Полчаса, как ушли.

            Беззаботность и лень его иногда доходят до героизма. Когда мы выехали из России, то, начиная от Берлина, у него постепенно стали отваливаться пуговицы от всех частей одежды. Постепенно же он заменял их булавками, иголками и главным образом замысловатой комбинацией из спичек и проволоки от лимонадных бутылок. Чтобы панталоны его сидели как следует, ему приходилось надменно выпячивать вперед живот и беспрестанно, с кажущейся беззаботностью, засовывать руки в карманы.

            Положение его ухудшалось с каждым днем. Хотя еще стояла прекрасная весна, но крысаковские пуговицы, вероятно, совершенно созрели, потому что падали сами собою, без посторонней помощи.

            В Венеции наступил крах. Когда мы собрались идти обедать в какое-то Капелла Неро, Крысаков сел в своем номере на кровать и тоскливо сказал

            -- Идите, а я посижу.

            -- Что ты, крысеночек, -- участливо спросил я, -- болен

            -- Нет.

            -- Тебя кто-нибудь обидел

            -- Нет.

            -- А что же

            -- У меня не осталось ни одной...

            -- Лиры

            -- Пуговицы.

            -- Купи другой костюм.

            -- Да у меня есть костюм.

   

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту