Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

4

стороне, а между тем мы его сейчас проехали.

            Он скользнул по мне взглядом, сомкнул глаза и захрапел.

            Перед Нюрнбергом он долго и подробно рассказывал о красоте замка Барбароссы и потом, по нашей просьбе, сообщил старинное предание о знаменитом тысячелетнем дубе, посаженном во дворе замка графиней Брунгильдой. Притихшие, очарованные, слушали мы прекрасную легенду о Брунгильде.

            В одном только Мифасов, рассказывая это, оказался прав -- он действительно рассказывал легенду потому что дерево, как выяснилось, посадила не Брунгильда, а Кунигунда -- и не дуб, а липу, которая, по сравнению с тысячелетним дубом, была сущей девчонкой.

            По этому поводу Мифасов саркастически заметил

            -- Нам не нужно было ехать через Вильно. Тогда бы все оказалось в порядке.

            Свободное время Мифасов распределял аккуратно на две половины. Первая -- безжалостно ухлопывалась на чистку ногтей, вторая -- на боязнь заболеть. Между нами была та разница, что мы любили жизнь, а осторожный Мифасов боялся смерти. Каждое утро он брал зеркало, засматривал себе в горло, ощупывал тело и с сомнением качал головой.

            -- Что -- спрашивал его порывистый Крысаков. -- Еще нет чахотки Сибирская язва привилась Дифтерит разыгрывается

            -- Не оваите упосей, -- невнятно бормотал Мифасов, ощупывая язык.

            -- Что

            -- Я говорю не говорите глупостей!

            -- Смотрите на меня! -- восторженно кричал Крысаков, вертясь перед своим другом. -- Вот я становлюсь в позу, и вы можете дотронуться до любой части моего тела, а я вам буду говорить.

            -- Что

            -- Увидите!

            Мифасов деликатно дотрагивался до его груди.

            -- Плеврит!

            Дотрагивался Мифасов до живота.

            -- Аппендицит!

            До рук.

            -- Подагра!

            До носа.

            -- Полипы!

            До горла.

            -- Катар горла!

            Мифасов пожимал плечами

            -- И вы думаете, это хорошо

            Мы бессовестно эксплуатировали осторожного Мифасова во время завтраков или обедов.

            Если креветки были особенно аппетитны и Мифасов протягивал к ним руку, Крысаков рассеянно, вскользь говорил

            -- Безобидная ведь штука на вид, а какая опасная! Креветки, говорят, самый энергичный распространитель тифа.

            -- Ну Почему же вы мне раньше не сказали; я уже 2 штуки съел.

            -- Ну, две-то не опасно, -- подхватывал я успокоительно. -- Вот три, четыре -- это уже риск.

            Подавали фрукты.

            -- Холера нынче гуляет -- ужас! -- сообщал таинственно Крысаков, набивая рот сливами. -- Как они рискуют сейчас подавать фрукты!

            -- Да, пожалуй, еще и немытые, -- говорил я с отвращением, захватывая последнюю охапку вишен. Оставалась пара абрикос.

            -- Мифасов, кушайте абрикосы. Вы ведь не из трусливого десятка. Правда, по статистике, абрикосы -- наиболее питательная почва для вибрионов...

            -- Я не боюсь! -- возражал Мифасов. -- Только мне не хочется.

            -- Почему же Скушайте. Вот ликеров -- этого не пейте. От них бывают почечные камни...

            В чем Мифасов -- в противоположность своей обычной осторожности -- был безумно смел, расточителен и стремителен -- это в .......

            ..... [1] это был прекраснейший

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту