Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

11

плачется на то, что, будучи в Страсбурге, целый день разыскивал прославленный Кельнский собор, а никакого Кельнского собора и нет... Куда он девался -- неизвестно.

            У некоторых путешественников есть другая манера -- все отрицать, всякое установившееся мнение, сложившуюся репутацию -- переворачивать кверху ногами...

           

            Вы. Говорят, итальянки очень красивы

            Он. Чепуха! Не верьте. Толстые, неуклюжие и. -- удивительно -- почему-то на одну ногу прихрамывают. Одни разговоры о прославленной красоте итальянок!.

            Ошибочно думать, что этот глупец изучил итальянских женщин со всех сторон, во всех деталях. Просто был он в Риме два дня, все это время проторчал в грязном кабачке на окраине, и прислуживала ему одна-единственная итальянка, толстая, неуклюжая, прихрамывающая на одну ногу.

            Вы. А в Испании, небось, жарко

            Он. Вздор! Дожди вечно жарят такие, что ужас. Без непромокаемого пальто не показывайся. (Два часа. От поезда до поезда -- случайно шел дождь).

            Вы. А француженки -- очень интересны

           

            Он. Ну, что вы! Накрашены, потерты и при первом же знакомстве папироску клянчат.

           

            Вышеизложенные характеристики посторонних путешественников приведены для того, чтобы подчеркнуть а сатириконцы (и Митя) не такие, а сатириконцы (и Митя) будут вдумчиво, внимательно и своеобразно подходить к укладу заграничной жизни и постараются осветить в ней такие стороны, что все раскроют удивленно глаза и ахнут.

         

      ГЕРМАНИЯ ВООБЩЕ

           

            Один немец спросил меня

            -- Нравится вам наша Германия

            -- О, да, -- сказал я.

            -- Чем же

            -- Я видел у вас, в телеграфной конторе, около окошечка телеграфиста сбоку маленький выступ с желобками; в эти желобки кладут на минутку свои сигары те лица, которые подают телеграммы и руки которых заняты. При этом над каждым желобком стоят цифры -- 1, 2, 3, 4, 5 -- чтобы владелец сигары не перепутал ее с чужой сигарой.

            -- Только-то -- сухо спросил мой собеседник. -- Это все то, что нравится

            -- Только.

            Он обиделся.

            Но я был искренен никак не мог придумать -- чем еще Германия могла мне понравиться.

            Немцы чистоплотны, -- но англичане еще чистоплотнее.

            Немцы вежливы [1], -- но итальянцы гораздо вежливее.

            Немцы веселы, -- французы, однако, веселее.

            Немцы милосердны [1], -- нет народа милосерднее русских -- в частности, славян -- вообще.

            Немцы честны [2], -- но кто же может поставить это кому-нибудь в заслугу Это пассивное качество, а не активное.

            Ни один огурец не сделал в течение своей жизни ни одной подлости или мошенничества; следовательно, огурец следует назвать честным Отнюдь. Честность его просто следствие недостатка воображения.

            Большинство немцев честны по той же причине -- по недостатку воображения.

            Не то хорошо, что немцы честны, а то плохо, что все остальные народы, исключая французов и англичан, отъявленные мошенники.

            Когда в России встречаешься с французской или английской честностью -- это производит крайне выгодное впечатление.

            Однажды в Харькове я зашел в английский магазин купить шляпу.

            -- Сколько

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту