Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

18

Встретили какого-то известного своей находчивостью знакомого господину школьника и вступили с ним в беседу. Что ты любишь больше всего на свете -- Свою прекрасную родину. -- Неужели А я думал, что больше всего тебе должно нравиться заехать в ухо мальчишке, который обидел бы тебя! -- О нет. Вступать в драку стыдно. Лучше сообщить о нехорошем поступке мальчика его родителям, которые скажут ему, что он их огорчил, и ему станет стыдно. -- Та-ак... И, наверное, по воскресеньям вы собираетесь в школе и поете духовные псалмы -- О, да. Это лучший наш отдых в свободное время. -- Видите, -- сказал мне господин, когда мы отошли. -- Преострый мальчуган. За словом в карман не лезет. -- Может быть, может быть. И тут только я заметил, что мой господин тоже немецкий дуралей. Кстати о немцах. Меня томит жажда. Не выпить ли нам пива

            В этих случаях инициатива всегда принадлежала Крысакову. И удивительно, что мы -- поднимавшие бесконечные споры по поводу выбора номера в гостинице или места в вагоне -- в этом случае никогда не возражали и не спорили.

            -- Вы хотите выпить Пойдем.

            -- А вы разве не хотите

            Все мы сразу делались чрезвычайно предупредительны к Крысакову, оставляя в забвении собственное желание и настроение.

            -- При чем тут мы Раз вы хотите -- пойдем.

            -- Да мне неудобно, что вы из-за меня идете.

            -- Ну, вот глупости. Отчего вам и не доставить удовольствия.

            Иногда от меня исходило предложение кой-чего перекусить. И в этом случае -- наша дружба разыгрывалась в полном блеске.

            -- Отчего же вы не обедали вместе с нами

            -- Я тогда не хотел, а теперь хочу.

            -- Эх, ну что с вами делать. Придется пойти с вами.

            -- Вы можете посидеть. Я скоро закушу.

            -- Да чего там... Вы не спешите. Я тоже чего-нибудь глотну.

            Покорные желанию Крысакова, мы уселись, и нам подали четыре кружки прекрасного пенистого пива. Крысаков отхлебнул и благодушно сказал

            -- Не люблю я, чивой-то, Тироля. Отчего у них, братцы, колени голые Что это за обычай

            После недолгого раздумья я нерешительно сказал

            -- Я думаю -- это в целях сохранения тирольской нравственности...

            -- При чем тут нравственность

            -- А как же Местность у них гористая, мужчины же при объяснении девицам в любви обязательно становятся на колени.

            -- Ну!

            -- Ну, а в гористой местности на голые колени не очень-то встанешь...

            -- Это вздор! Нет ничего нелепее ваших теорий.

            -- А у вас никаких теорий и вообще-то нет.

            -- Вы думаете А моя теория причины приливов и отливов Это не мысль, а молния!

            -- Воображаю!

            -- Вы знаете, господа По-моему -- на земном шаре не хватает воды. Все дело в том, что два противоположных берега океана можно сравнить с головой и ногами спящего человека, прикрытого коротким одеялом -- океаном. Теперь если натянуть короткое одеяло на голову, обнажаются ноги, натянуть на ноги -- обнажается голова. Так и океан -- если тут прилив, там должен быть отлив. Понятно

            -- Садитесь! Два!

            -- Не два, а четыре.

            -- Идея. Кельнер! Еще четыре кружки.

            -- Я не хочу пива, -- неожиданно сказал Сандерс, глядя на

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту