Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

29

подмигивая хозяину, -- эти господа хотят что-нибудь купить.

            -- Это что такое -- сурово спросил Мифасов.

            -- Школа святой Елизаветы!

            -- Это такая же школа, как ты честный человек. Ах ты, мошенник! Какая это школа! Разве такие школы бывают

            -- Я не понял синьоров, -- сказал гид, сверкая зубами... -- Школу желаете Пожалуйте, я проведу вас в школу. Школу святой Маргариты! Синьоры останутся довольны.

            Он повел нас, треща, как попугай, приплясывая и беспрестанно оборачиваясь...

            Привел... Среди десятка манекенов сидели и плели кружева несколько прехорошеньких девушек.

            -- Вот, -- сказал гид. -- Настоящие венецианские кружева.

            Меня удивило, что никто из нас не рассердился.

            Наоборот, все подошли к красавицам и с захватывающим интересом стали следить за их работой.

            Крысаков настолько заинтересовался проворством маленьких ручек, что взял одну из них и поцеловал.

            -- Нет, -- сказал гид. -- Я только хотел предложить вам купить кружева.

            В другом углу Сандерс внимательно рассматривал плетенье, остановив работу самым примитивным способом взял обе руки работницы в своп.

            -- Мифасов! -- печально сказал я. -- Только мы с тобой и отличаемся суровой нравственностью и закаленным сердцем.

            -- Да, да... Послушан... Тебе не нужен тот цветочек, что торчит в твоей петлице Дай мне. Я приколю его к груди той, вон, высокой, черной...

            -- Боже, -- подумал я с отвращением. -- Эти люди, как тигры, набросились на беззащитных девушек...

            Глубокое чувство сожаления охватило меня. Я нежно-покровительственно обвил талию ближайшей работницы и шепнул

            -- Не бойтесь! Я не подпущу их к вам.

            -- Пойдем, синьоры, -- сказал гид, лицо которого вытянулось. -- Я вижу, что вы ничего не купите...

            Действительно, мы вышли из школы Маргариты, не купив даже аршина кружев.

            -- Все-таки, -- задумчиво сказал Крысаков. -- У них школьное дело обставлено недурно.

            Когда наступил назначенный заранее день нашего отъезда из Венеции, мы с Сандерсом снова заболели.

            Поезд уходил в пять часов вечера, и мы аккуратно пролежали до 4 12 часов вечера.

            -- Теперь уже на поезд не успеешь -- осторожно спросил Сандерс.

            -- Нет. Пока соберемся, пока гондола доползет...

            -- Ну, значит, можно вставать. Господи! Какое счастье еще один денек пожить в Венеции!

            Мы вскочили, оделись и пошли бродить.

            На другой день печаль разрывала наши сердца -- нужно было уезжать.

            Мы обошли все уголки, простились с Венецией, но... случилась непредвиденная вещь в три часа дня заболел Мифасов.

            -- Плохо мне что-то, -- сказал он. -- Знаю, что нынче обязательно нужно ехать, но не могу встать.

            -- Гм... Ну, ты полежи, а мы поедем на Лидо купаться. Все равно уж, раз остались...

            -- И я с вами...

            -- С ума вы сошли! Смотрите-ка! У него лихорадка, а он -- купаться!

            Укутали Мифасова, пошли завтракать, побродили по переулкам и поехали на Лидо.

            Разделись, легли на песок. Вдруг Крысаков поднялся на локтях и, глядя в воду, неуверенно сказал

            -- Гм! Если бы Мифасов сейчас не лежал в Венеции в жестокой

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту