Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

31

умылись в гостинице и переоделись, я спросил

            -- Что хотел бы каждый из вас сейчас сделать

            -- Меня интересует, -- нерешительно сказал Мифасов, -- постановка их школьного дела.

            Крысаков пожал плечами и взглянул на часы

            -- Поздно! Они уже, наверно, кончили свои кружевные дела. Меня интересует -- едят ли здесь что-нибудь Я хочу есть.

            -- А вы, Сандерс, чего хотите

            Он вздохнул, поглядел в окно, передвинул ногой чемодан и сказал

            -- Я...

            Мы терпеливо подождали.

            -- Ну, ладно! Выскажетесь по дороге. Некогда.

            -- Надо, господа, ехать во Фьезоле, -- предложил Мифасов. -- Полчаса езды на трамвае. Там прекрасно. Красивое местоположение, зелень.

            Совет Мифасова поставил нас в затруднительное положение. За час перед этим я заглядывал в путеводитель и нашел такие сведения Фьезоле, полчаса езды от Флоренции в трамвае; прекрасное местоположение, масса зелени.

            Но раз это же самое утверждал Мифасов, я усомнился нет ли ошибки в путеводителе Потому что не было большего неудачника в подобных случаях, чем Мифасов. У него была прекрасная память, но какая-то негативная все запоминалось наоборот.

            -- Может быть, Фьезоле не около Флоренции, а около Рима -- спросил, колеблясь, я.

            -- Нет, здесь.

            -- Может быть, это какая-нибудь скверная дыра Не спутал ли ты, Коленька... А Ну-ка, вспомни.

            -- Нет, там хорошо.

            И что же... Не успел трамвай доехать до места назначения, как мы убедились, что это Фьезоле и что оно действительно прекрасно.

            -- Тут есть, господа, остатки древнего цирка. Можно взять лошадок и съездить посмотреть. Близко.

            -- Коля, -- осторожно сказал Крысаков, -- может быть, это не цирк, а театр, а И не старый, а новый Ну-ка вспомни-ка. Может, до него далеко Может, тут не лошадки возят, а мулы или верблюды

            В механизме Мифасова что-то испортилось цирк был действительно древний и находился он близехонько.

            Когда я сравниваю себя с товарищами, мне прежде всего бросается в глаза разница нашей духовной организации. Попробуйте спросить меня, что осталось в моей памяти от Флоренции и Нюрнберга Я отвечу в первом случае красивая грусть, которой проникнуто было все; во втором случае идиллическое настроение на фоне суровых, тесно сдвинувшихся зданий, в окна которых, казалось, грозно глядят прошлые, серые века, закованные в латы и отягощенные доспехами. А спросите о Флоренции и Нюрнберге моих товарищей. От всего Нюрнберга уцелел толстый немец Герцог, хозяин кабачка, в котором нас угостили несравненными кровяными колбасами, брат-вурстом и изумительным пивом. Я до сих пор не могу забыть ни этих колбас, ни этого пива... Флоренция Фьезоле О, конечно, при этом слове у моих друзей засверкают глаза и польются воспоминания

            -- Помните кьянти Нигде во всей Италии нам не давали такой прелести! А асти Нигде нет такого! А мартаделла, а гарганзола!! А какая-то курица, приготовленная таинственно и чудесно. Ах, Фьезоле, Фьезоле!..

            Действительно, должен сознаться, что ни этого вина, ни этих чудесных кушаний забыть нельзя. Ах, Фьезоле, Фьезоле!

            После этого чудесного пира мы, ласковые и разнеженные, вышли из увитого

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту