Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

34

в рестораны, остерии; в одной решили пообедать. А поезда приходили из Рима, уходили в Рим, сновали туда и сюда, не дожидаясь несчастной, расползшейся по всему городу компании. Группа Мифасов, Сандерс и Крысаков устроила заседание, по поводу потерявшейся группы Южакин, и решила поставить поиски на самую широкую ногу город был разбит на районы; на углах улиц поставлена была цепь сторожевых (Мифасов); член этой человеколюбивой экспедиции Сандерс был командирован на вокзал со специальным поручением наклеить в багажном отделении на мой чемодан глубокомысленный плакат

            Если вы придете на вокзал, забирайте вещи и идите в гостиницу Палермо, где мы ночуем. А если не придете на вокзал, мы вечером -- в шантанчике у Рынка Свиньи, туда прямо и идите.

            Ниже приписка карандашом

            Впрочем, что я за дурак если вы не придете на вокзал, как же вы узнаете, что мы вечером у Рынка Свиньи Тогда, ведь, вы не будете знать, где мы. В таком случае, поезжайте в Палермо и вечером просто ложитесь спать. Крысаков кланяется.

            -- А, ну вас, -- подумал я. -- Не люблю людей, делающих ложные шаги. К черту ваш Рынок Свиньи! Поеду-ка я лучше на Фьезоле, в этот милый кабачок.

            Потом я выяснил, что мои спутники к концу вечера растеряли друг друга и каждый очутился в одиночестве. Это произошло потому, что Крысаков, вместо того, чтобы ждать Сандерса в условленном месте, решил пойти ему навстречу; Сандерс, наоборот, решил зайти по дороге за Мифасовым, а Мифасов отправился к Крысакову, не нашел его, полетел на вокзал, -- и четыре человека весь день бродили в одиночестве по флорентийским улицам. Каждый из них был раздражен глупостью других и, не желая их видеть, решил провести вечер в одиночестве.

            Поэтому, Крысаков был чрезвычайно изумлен, обнаружив меня на Фьезоле, в излюбленном ресторанчике, а Сандерс и Мифасов, появившиеся почти в одно время за нашими спинами, сочли это каким-то колдовством.

            Сначала, усевшись, мы сделали кое-какую попытку разобраться в происшедшем, но это оказалось таким сложным, что все махнули рукой, дали клятву не разлучаться и... курица по-итальянски, выплывшая из ароматной струи асти, смягчила ожесточившиеся сердца.

         

      РИМ

      Сандерс сокрушается. -- Старина. -- Я стараюсь перещеголять гида. -- Колизей. -- Сандерс в катакомбах. -- Музей. -- Тяжелая жизнь. -- Художественное чутье. -- Дорогая палка. -- Уна лира

           

            Рим не на всех нас произвел одинаковое впечатление. Когда мы осмотрели его как следует, Сандерс засунул руки в карманы и спросил

            -- Это вот и есть Рим

            -- Да.

            -- Это такой Рим

            -- Ну, конечно. А что

            -- Гм, да... -- протянул он, ехидно усмехаясь. -- Так вот он, значит, какой Рим...

            -- Да, такой. Вам он не нравится

            -- О, помилуйте! Что вы! Как же может Рим не нравиться Смею ли я...

            Свесив голову, он долго повторял

            -- Да-с, да-с... Вот оно как! Рим... Хи-хи. А я-то думал...

            -- Что вы думали

            -- Ничего, ничего. Городок-с... Городочек-с! Хи-хи. Мы пробовали рассеять его огорчение.

            -- Он, правда, немножко староват... Но зато...

            -- Да, да... Староват. Но зато он и скучноват. Он и грязноват.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту