Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

43

Позвольте, я галстук развяжу.

            -- Ради Бога, нам ничего не нужно! Мы все сами сделаем.

            -- Позвольте, я разверну вам простыню.

            -- Ничего, ничего не надо. Мы сами все сделаем -- вернитесь к своим повседневным делам.

            -- Так я вас тут около купальни подожду...

            Он ушел с глубоким сожалением. Вернулся к своим повседневным делам, по выражению Мифасова.

            Но, очевидно, кроме нас -- у него никаких повседневных дел не было. Вообще, этот человек произвел, в конце концов, на нас такое впечатление, что до нашего приезда у него никаких дел не было, что все его существование на этой планете приспособлено исключительно к нашему появлению в Неаполе и что после нашего отъезда он, исполнив свое земное предназначение, вернется к небытию.

            Когда мы вышли, он ждал нас у входа, задремав на закатном солнышке.

            Мы хотели потихоньку пройти мимо, но он очнулся, вскочил, рассыпался в извинениях и завертелся, как мельница.

            -- Господа искупались и идут в гостиницу Я провожу их в гостиницу.

            -- Не надо! Нам тут два шага. Мы знаем, где гостиница.

            Он замотал головой и, отстраняя попавшегося нам навстречу прохожего, понесся на всех парах.

            -- Я вас провожу! Пустите, прохожий, этих господ. Они идут к себе в гостиницу, не преграждайте им пути. Они в гостинице, вероятно, освежившись купаньем, будут пить чай или вино, не так ли

            -- Прованское масло! -- отвечал Сандерс. -- Пустите нас, или я задушу вас, как котенка.

            -- Ха-ха-ха! Господин очень веселый, он шутит. Итальянцы тоже веселые. Эввива, руссо! Швейцар! Вот эти господа пришли в вашу гостиницу, они тут остановились. Это хорошие господа, и ты, швейцар, относись к ним внимательно. Не нужно ли вам разложить ваши чемоданы, ваши вещи Что К черту О, господин большой весельчак. Имею честь кланяться. До вечера!

            Стоя внизу, в пролете лестницы, он долго посылал нам приветственные знаки и махал грязным платком.

            Через час я вышел на улицу с целью побриться. Первое лицо, которое я увидел около гостиницы, был Габриэль, наш знакомец.

            -- Что вы тут делаете -- изумленно спросил я.

            -- Ожидаю. Может быть, синьорам что-нибудь понадобится.

            -- Ничего не надо. Как дойти до парикмахерской налево или направо

            -- О, я, конечно, провожу вас! Пойдемте, я знаю, где парикмахерская. О, действительно, хорошо было бы, если бы Габриэль не знал, где парикмахерская.

            -- Не надо провожать меня. Я просто возьму извозчика.

            -- Извозчика Сейчас!

            Он исчез, и через полминуты ко мне подкатил экипаж. Я взглянул на извозчика... Это был Габриэль.

            -- Как! Разве вы и извозчик!

            -- Я все, господин. Все, что вам понадобится.

            -- Я хочу акробата, -- пошутил я.

            Габриэль камнем скатился на мостовую, положил бич и, хлопнув в ладоши, стал на голову. Еле уговорил я его усесться на козлы.

            В тот же день мы с Сандерсом отправились в знаменитый неаполитанский аквариум.

            Человек, продававший билеты, попросил на чай, человек, отбиравший билеты, попросил на чай же, и сторож при рыбах попросил тоже на чай за то, что он палочкой пошевелил какого-то гада.

            Аквариум действительно

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту