Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

45

односложными словами, или перебегающие дорогу с фьяской вина под мышкой, живописное тряпье, развешанное на стенах и окнах домишек, обрывок песни, донесшейся слева, запах свежей рыбы, донесшийся справа, клуб золотой от заходящего солнца пыли впереди и крики мальчишек, бегущих сзади за экипажем, в чаянии получить что-нибудь с ошалелого иностранца...

            Позилиппо... Ресторан с верандой на громадной высоте, над морем. Вдали выгнулась из воды мощная спина Капри -- место невольного заточения Максима Горького [1].

           

            [1] Написано в 1912 году. (Авт.)

           

            Чисто физическое, животное чувство довольства охватило нас, когда мы, потребовав вина и музыки, погрузились в созерцание тихого синего моря, теплого неба и осколка бледно-розовой луны в чистой прозрачной высоте.

            Нежная, сладкая итальянская песня, тихий рокот двух гитар, теплота наступающего вече...

            -- Cartolina postale!!

            -- О, чтоб тебя черти забрали! Что такое

            -- Cartolina postale...

            -- Провались ты с ними вместе! Даже сюда забрался, каналья.

            -- Возьмите. Хорошие карточки.

            -- Отстань, тебе говорят.

            -- Тогда, знаете что Я вас познакомлю с барышней... Синьоритта беллиссима! Рариссима! Чрезвычайно честная девушка, но вы сами понимаете... Отец бедный...

            -- Не надо.

            -- Уверяю вас -- красавица...

            Сандерс сделал вид, что заинтересовался. Стал участливо расспрашивать.

            -- Неужели красавица

            -- О, mio Dio!..

            -- И вы говорите -- честная девушка

            -- Чрезвычайно честная.

            -- Ну что вы говорите! Это неслыханно! А отец бедный

            -- О, очень бедный!

            -- Неужели Что же это он так... Работы нет

            -- Нет. Так хотите -- поедем

            -- Вы говорите -- красавица

            -- Да, очень. Но бедность -- сами понимаете...

            -- Ничего, ничего. И очень красивая, вы говорите

            -- О, да.

            -- Она, может быть, просто хорошенькая... Или действительно -- красавица

            -- Настоящая!

            -- Так, так... Ну, ступайте! Нам ничего не надо.

            -- Синьоры! Это вас ни к чему не обязывает, -- отчаянно возопил продавец открыток, видя, что добыча ускользает. -- Вы только можете посмотреть! Право, поедем.

            Но в это время Габриэль, подойдя к веранде, услышал его слова и налетел на него, как коршун, -- изгнав беднягу в одну минуту.

            Смысл его протеста был такой, что, дескать, эти хорошие господа принадлежат ему, он их нашел, честно около них кормится и никому другому не позволит переходить себе дорогу.

            Они спорили, будто два гуртовщика о стаде баранов.

            Впрочем, мы их умиротворили, выслав остатки вина и мартаделлы; вся компания продавцов открыток и просто ротозеев, под предводительством Габриэля, уселась на ступеньках и стала пировать, издавая в нашу честь восторженные крики и произнося заздравные тосты.

            Я заметил, что Сандерс был на верху блаженства около нас гремела специально нанятая нами музыка, пели для нас певцы, внизу пировала восторженная чернь под командой нашего первого министра... Я подозреваю не чувствовал ли Сандерс себя в этот момент королем среди своего доброго народа

            Вечером каналья Габриэль

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту