Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

46

действительно повез нас смотреть тарантеллу.

            В этот вечер изучение неаполитанского быта ни на шаг не подвинулось вперед.

            Мы были бессовестно обмануты.

            Вас, -- путешественников, которые когда-нибудь попадут в Неаполь, -- хочу я предупредить, что такое тарантелла, которую так усиленно рекомендуют нечестные гиды...

            Нас (меня и Сандерса) ввели в большую круглую комнату, стены и потолок которой были покрыты зеркалами. Вокруг стен диваны, посредине комнаты круглое бархатное возвышение -- все это аляповатое, ужасающе грубое.

            -- Садитесь, господа, -- загадочно ухмыляясь, сказал Габриэль, и сейчас же засуетился, обращаясь к тучной женщине, на лице которой была написана целая книга былых преступлений и порока. -- Вот эти господа, мамарелла, очень желают видеть тарантеллу, им нужно показать тарантеллу... Ах, да покажите же этим добрым господам вашу тарантеллу. Это прекрасные и хорошие господа, и им надлежит посмотреть тарантеллу.

            Мамарелла хлопнула в жирные ладони, и тотчас же шесть женщин выбежали из боковых дверей.

            Были они в том, в чем, по русской поговорке, мать родила, и даже еще меньше, принимая во внимание, что какая-нибудь из них в свое время родилась в сорочке. Одним словом, были они абсолютно, безусловно и радикально голы.

            С заученными жестами дефилировала эта армия перед нами, а мы сидели с Сандерсом, опечаленные этим обманом, оскорбленные в нашей скромности.

            -- Нравится -- спросила торжествующим тоном бесхитростная мамарелла.

            Бедняге и в голову не могло прийти, что ее тарантелла могла в ком-нибудь не вызвать одушевления.

            -- Гм, да... -- смущенно сказал Сандерс. -- Вещь забавноватая. Недурно, как говорится, задумано. Женщины

            -- Конечно. Вы же видите.

            -- Так, так... Гм... Не холодно

            Пансион мамареллы, привыкший к скотской разнузданности немцев и к шумному поведению галантных французов -- был изумлен нашей сдержанностью; все поглядывали на нас с недоумением.

            -- Протанцуйте им, деточки, -- скомандовала мамарелла. -- Пусть посмотрят вашу тарантеллу.

            Она взяла в руки бубен, и шесть женщин закружились, заплясали; откормленные торсы сотрясались от движений, и вообще, все это было крайне предосудительно.

            -- Помпейские позы! -- скомандовала мамарелла, уловив на нашем лице определенное выражение холодности и осуждения.

            Но и помпейские позы не развеселили нас. Женщины становились в неприличные сладострастные позы с таким деловым, небрежным от частых повторений видом, как утомленный приказчик мануфактурного магазина к концу вечера показывает надоевшим покупательницам куски товара.

            На сцену вдруг появился дожидавшийся где-то неподалеку Габриэль.

            -- О!.. А почему господа так скромно сидят Почему они не приласкают этих красавиц Смотрите, какие красоточки. Вот эта или эта... Или вот эта! Настоящая богиня. А эта! Красавица, а Не нравится Пошла вон. Тогда, может, эта Украшение Неаполя, знаменитая красав... Не надо Ну ты, лошадь, отойди, не мешайся тут. А вот эта... Что вы о ней скажете, синьоры..

            Он с деланным восторгом хлопал женщину по плечам, трепал по щекам, отгонял равнодушно первых красавиц

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту