Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

51

груди ребенка...

            -- А неприличную собаку видели, синьоры -- вмешивается Габриэль. -- Вот-то штучка... Хи-хи...

            Никто ему не отвечает.

            В каком-то доме мы, наконец, к превеликому восторгу Габриэля, натыкаемся на висящий на стене деревянный футляр, в виде шкапчика...

            Его открывают... Если в античные времена эта фреска красовалась без всякого прикрытия -- античная публика имела о стыдливости и пристойности особое представление.

            Габриэль корчится от циничного, смеха; наш гид снисходительно подмигивает, обращая наше внимание на некоторые детали.

            Человек, который показывает эту непристойность, просит на чай; тот человек, который впустил нас в дом -- тоже просит на чай; и тот человек, который пропустил нас в какие-то ворота -- взял на чай.

            В помпейском музее брали с нас за вход в каждую дверь; неизвестный человек указал пальцем на иссохшее тело помпейца, лежащее под стеклом, сказал

            -- Это тело помпейца.

            И протянул руку за подаянием.

            Я указал ему на Крысакова и сказал

            -- Это тело Крысакова.

            После чего, в свою очередь, протянул ему руку за подаянием.

            Он ничего мне не заплатил, хотя мои сведения были ценнее его сведений я знал, что его помпеец -- помпеец, а он не знал, что мой Крысаков -- Крысаков.

            Возвращаясь обратно на станцию, мы наткнулись на громадные штабели лавы, сложенной здесь после раскопок; на несколько верст тянулись эти штабели.

            Вышел из хижины человек, взял несколько кусков лавы в орех величиной и роздал нам на память. Потом попросил уплатить ему за это.

            -- Сколько -- серьезно спросил Мифасов.

            -- О, это сколько будет вам угодно!..

            -- Нет -- так нельзя. Всякая вещь должна быть оплачена ее стоимостью. Во сколько вы цените врученные нам кусочки

            -- Если синьоры дадут мне лиру -- я буду доволен.

            -- Сандерс! Уплатите ему лиру.

            Мифасов оглядел необозримое пространство, покрытое лавой, и завистливо сказал

            -- Какая богатая страна -- Италия!

            -- Почему

            -- Четыре кусочка лавы, общим весом в четверть фунта -- стоят одну лиру. Сколько же должно стоить все, что тут лежит Интересно высчитать.

            Возвращались усталые.

            -- Видели в музее сохранившиеся зерна пшеницы, кусочки почерневшего хлеба и даже остатки какого-то кушанья... Это изумительно!

            -- Понимаю, -- подмигнул Крысаков, -- просто вы проголодались и потому сворачиваете все на съестное. Вон, кстати, и ресторанчик.

            Первый стакан кьянти приободрил нас.

            -- Милое винцо! Смотрите, господа, что это Сандерс такой задумчивый Сандерс! Что с вами

            Он рассеянно поднял опущенные глаза и сказал

            -- Приблизительно, около двенадцати с половиной миллиардов пудов, на общую сумму девятьсот миллиардов рублей.

            -- Чего!!

            -- Лавы. Тут.

         

      2

      Розовая черепаха. -- Максим Горький. -- Итальянская толпа. -- Старик. -- Тяжелое путешествие. -- Последнее мошенничество. -- Опять Габриэль

           

            На Капри пароход отходил утром.

            Так как весь Неаполь пропитан звуками музыки и пения, то и на пароходе оказался целый оркестр.

            Хорошо живется бездельничающему

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту