Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

62

-- вы говорите -- вы русский! Неужели Не обманываете ли вы меня

            -- Русский! Ей-Богу! Поверьте, третий день уже хожу -- ни шиша...

            -- Как Как вы сказали Ни шиша О, это очень мило! Какое образное русское слово! Это очень хорошо, что вы русский. Это благородно с вашей стороны!

            -- Обносился, оборвался я, как босявка...

            Склонив голову набок, Сандерс сладко слушал...

            -- О, что за язык! Босявка... оборвался... Почему никто из товарищей моих не говорит так по-русски Давно я не слыхал от них русского слова. Все стараются французить... Русский! Я желаю вас выручить, русский. Вот вам пять франков.

            Крысакова однажды поймали ночью уже на лестнице в то время, когда он, крадучись, со своим распухшим, больным чемоданом пробирался к выходу...

            -- Неужели, господа, вы не можете потерпеть несколько дней -- возмущался я, -- до нашего срока отпуска -- двух месяцев -- осталось всего шесть суток.

            Но в тот же вечер я сам, подойдя к открытому окну, увидел на небе нашу русскую добродушную луну. И мне захотелось, как собаке, положить лапы на подоконник, вытянуть кверху голову, да как завыть!.. Завыть от тоски по нашей несчастной, милой родине...

            В предыдущих очерках я уделял наибольшее внимание этнографическим описаниям; Париж настолько всем известен, что я считаю себя вправе заняться, главным образом, путешественниками -- Мифасовым, Крысаковым, Сандерсом и мною.

            Всякий, конечно, был верен себе Сандерс однажды задремал с булкой в руках, остановившись на полпути между прилавком и нашим столиком; он же, заспорив как-то о том какой из двух путей, ведущих к Лувру, ближе, -- встал в шесть часов утра и пошел проверять тот и другой путь; среди сна все трое были разбужены и оповещены о том, какой хороший, умный человек Сандерс и как он всегда бывает прав.

            Всякий, конечно, был верен себе Мифасов после обеда потащил нас в кафе-шантан Марини; он же возмутился бешеными ценами на места в этом учреждении; он же предложил поехать в какой-нибудь из маленьких шантанчиков на Севастопольском бульваре, утверждая, что хотя это далеко, но зато дешевизна тамошних кабачков баснословная, он же, в ответ на наши сомнения, сказал, что ему приходилось бывать там и что спорить с ним, опытным кутилой, глупо. За свои слова я ручаюсь головой По приезде на место выяснилось, что цены в кафе-концерте на Севастопольском бульваре выше цен Марини на 40%.

            Всякий, конечно, был верен себе шокируя Мифасова и Сандерса, мы с Крысаковым присаживались за столиком в третьеклассном кафе, требовали пива, а потом Крысаков мчался к тележке, развозившей всякую снедь, покупал на 10 су паштета из телячьей печенки, на 3 су хлеба, и мы устраивали такой пир, что все с восхищением глядели на нас, кроме Мифасова и Сандерса.

            -- Кушайте, -- добродушно угощал Крысаков, похлопывая ладонью по своему паштету. -- Битте-дритте.

            Должен заметить, что паштетом питались и наши антагонисты -- Мифасов и Сандерс. Должен заметить, что и насыщение паштетами за 10 су и хлебом за 3 су, и возмущение ценами шантана -- все это имело под собой основательную почву дело в том, что мы разорились.

            Кто был виноват в этом Что было причиной

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту