Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

67

на полученные из Лионского кредита денежки.

            Позавтракав, он вспомнил о семейном очаге, поехал домой и наткнулся на плачущую жену на тумбочке.

            Наскоро расспросив ее, вошел побледневший Крысаков в зал пансиона, где за общим табль дот сидело около двадцати человек аборигенов.

            Мирно завтракали ветчиной и какой-то зеленью.

            -- Где хозяин -- спросил Крысаков.

            -- Я.

            -- Почему ваша жена безо всякого повода позволила себе толкнуть в грудь мою жену

            -- О, -- возразил хозяин, пренебрежительно махнув рукой. -- Вы русские

            -- Да.

            -- Так ведь русских всегда бьют. Русские привыкли, чтобы их били.

            Привычному человеку, конечно, не особенно больно, когда его бьют. Но непривычный француз, получив удар кулаком в живот, заревел, как бык, и обрушился на маленький столик с цветочным горшком.

            Несколько французов вскочили и бросились на славного, веселого, кроткого Крысакова.

            Крысаков повел могучими плечами, ударил ногой по громадному столу, и все слилось в одну ужасающую симфонию звона разбитой посуды, стона раненых и яростного крика взбешенного Крысакова.

            Вот подите ж глупые разные Земщины и Колоколы с истинно дурацким постоянством из номера в номер уверяют десяток своих читателей, что сатириконцы -- это жиды (!) без всякого национального чувства и достоинства.

            А Крысаков безрассудно, без всякого колебания, полез один на двадцать человек именно за одну нотку в голосе хозяина, которая показалась ему безмерно горькой и обидной.

            И вот когда зажиревший в свободах француз поднял, по примеру всероссийского городового, руку на русского -- в голове должно помутиться и рассудок должен отойти в сторону...

            -- Мерзавцы, -- гремел голос нашего товарища. -- Русских бьют Не так ли вот Или, может быть, этак

            Двое пытались уползти от него в дверь, один выскочил в раскрытое окно; какой-то глупец схватил палку, взбежал по винтовой лестнице в углу комнаты и пытался поразить оттуда всесокрушающего Крысакова; но тот схватил палку, стащил ее вместе с обладателем с лестницы и, задав ему солидную трепку, бросил палку под ноги двум последним удиравшим противникам.

            Поломанные стулья, разбитая посуда, хрустящим ковром покрывавшая пол, и посредине Крысаков с мужественно поднятыми руками и ногой на животе лежащего без чувств хозяина...

            Момент -- и он забился в шести дюжих руках... Три полисмена схватили его, приглашенные расторопной хозяйкой пансиона.

            -- Полиция -- сказал Крысаков. -- Сдаюсь. Это уже закон!

            Но когда его привели в участок и комиссар предложил в резкой форме снять шляпу, Крысаков с любопытством спросил

            -- А почему вы в шляпе

            Полисмен сзади ударом ладони сбил с Крысакова шляпу, но Крысаков повернулся и в один момент посбивал с полисменов кепи (по своей теории -- иногда и русские бьют).

            Нужно ли говорить еще что-нибудь

            Личное задержание, штраф, убытки за поломанную посуду и поврежденных французов -- одним словом, мы уехали вдвоем с Сандерсом, оставив Крысакову для подкрепления Мифасова.

            Потом они передавали нам, что русский консул, к которому Крысаков обратился за заступничеством,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту