Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

1

      ВОЛГА.

      I.

           

            Въ буфетной комнат? волжскаго парохода за стойкой стоялъ здоровенн?йшій мужчина и билъ ладонью руки по лицу качавшагося передъ нимъ молодого парня.

            У парня было преравнодушное лицо, которое, казалось, говорило: "да скоро ты, наконецъ, кончишь, Господи"!

            Здоровенн?йшій мужчина приговаривалъ:

            -- Вотъ теб? разбитый бокалъ, вотъ соусникъ, вотъ провансаль!

            И бокалъ, и соусникъ, и провансаль -- какъ дв? капли воды, походили другъ на друга: это были обыкновенный пощечины, и различныя названія ихъ служили просто какими-то символами.

            Посл? провансаля буфетчикъ над?лилъ парня "невытертыми рюмками", "закапанной скатертью" и какой-то "коробкой бычковъ".

            Когда парню прі?далось однообразіе ощущенія, парень поворачивалъ лицо въ другую сторону, и вторая, отдохнувшая, щека бодро выносила и "фальшивый ц?лковый отъ монаха" и "теплое пиво" и "непослушаніе маменьк?".

            Толстый купецъ, пившій въ углу теплое пиво, восторженно гляд?лъ на эту сцену, д?лая машинально т? же движенія, что и буфетчикъ, и качая лысой головой въ тактъ каждому удару.

            -- Что это такое?-- спросилъ я радостнаго купца.

            -- Это -- государь мой, наше русское волжское воспитаніе. Чтобы, значитъ, помнилъ себя. Сынокъ это евонный.

            -- Да, в?дь, онъ его, какъ скотину, бьетъ?!

            -- Зач?мъ, какъ скотину?.. Скотину безъ поясненія лупятъ, a онъ ему все такъ и выкладываетъ: "это, говоритъ, за соусникъ, это за теплое пиво". Парень, стало быть, и знаетъ -- за что.

            -- И вы думаете, это помогаетъ?-- брезгливо спросилъ я.

            -- Батюшка! А то какъ же? Да парень, посл? этого ноги его будетъ мыть, да воду пить!

            Я пожалъ плечами.

            -- Если первая часть этой операціи и им?етъ гигіеническое значеніе, то вторая...

            -- Чего-съ?

            -- Я хочу сказать, что такое обращеніе д?лаетъ челов?ка глупымъ, забитымъ и тупымъ.

            -- Ничего-съ. Насъ такъ тоже учивали, a посмотрите -- и на слово отв?тимъ, и д?ло исд?лаемъ.

            Старая женщина подошла къ стойк?, погляд?ла на буфетчика и заботливо сказала:

            -- Ну, и будетъ. Ишь -- ты упарился...

            -- Мать ихняя,-- кивнулъ на нее купецъ.-- Строгая семья, правильная.

            Младшій членъ этой семьи, наконецъ, избавился отъ "соусниковъ" и "монашескихъ монетъ". Отецъ ударилъ его въ посл?дній разъ, оттолкнулъ и, придвинувъ къ себ? стаканы, сталъ ихъ перетирать. Сынъ взялъ тарелку и, въ свою очередь, принялся тереть мраморную доску буфета.

            -- Правильно,-- сказалъ мн? купецъ.-- Удовольствіе исд?лай, a работы не забывай.

         

      II

           

            Пароходъ подходилъ къ большому городу. На палуб? стоялъ здоровенный буфетчикъ, од?тый по дорожному, жена его и сынъ.

            -- Ну вотъ, Капитоша, вотъ теб? такое мое слово: штобы отъ матери никакой жалобы, штобы пассажиръ былъ безъ ропоту и штобы -- безъ бою стекла. Парень ты уже большой, многократно ученый -- знаешь, какъ и что. Ключи теб? даны, дов?ріе отцовское оказано -- за симъ прощайте. Долженъ ты понимать свою самостоятельность.

            -- Поблагодари папеньку,-- крикнула мать.-- Эхъ, народъ теперь. Да я бы за это отцу... ноги бы мыть, да воду пить!

         

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту