Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

4

Оборотистый продавецъ коралловъ плясалъ, безъ пиджака, погромыхивая своимъ ящикомъ.

            Сумерки заглядывали въ окно...

            -- Дай мн? полтораста рублей,-- попросилъ актеръ,-- для устройства театральнаго зданія въ Петербург?.-- Дашь?

            -- Дамъ,-- сказалъ Капитоша, всталъ; выпрямился и въ невыразимомъ экстаз? крикнулъ:-- Господа! Похожъ, я на офицера?

            Вс? нашли, что -- похожъ..........

           

            Дверь скрипнула и лысый купецъ, шаркая мягкими сапогами, вошелъ въ буфетную.

            -- А-а... Честная компанія... Это что-же такое?!

            Онъ стоялъ съ полминуты, оглядывая вс?хъ. Потомъ его взглядъ остановился на Капитош?, украшенномъ оранжевымъ галстукомъ, бархатнымъ пиджакомъ, купленнымъ y того же торговца кораллами и массой разноцв?тныхъ колецъ на пальцахъ.

            -- А-а...-- протянулъ лысый купецъ.

            Онъ неторопливо завернулъ правый рукавъ, подошелъ къ Капитош?, размахнулся и сталъ б?шено колотить по Капитошиной голов?, которая, какъ арбузъ на стебл?, безпомощно металась изъ стороны въ сторону.

            И опять всякая пощечина звучала символически:

            -- Это теб? кораллы! Это д?вки! Это за отца! Это за мать!

            Вс? потихоньку вышли изъ буфетной. Утомившись лысый купецъ, прис?лъ за столикъ и приказалъ:

            -- Пива, подлюга! Если будетъ теплое -- голову оторву.

            Капитоша втянулъ грудь, прыгнулъ за стойку и, стуча коралловыми кольцами о бутылки, сталъ откупоривать пиво.

           

         

      КЛУСАЧЕВЪ И ТУРКИНЪ.

      (Верхъ автомобиля).

            Вглядитесь повнимательн?е въ мой портретъ... Въ уголкахъ губъ и въ уголкахъ глазъ вы зам?тите выраженіе мягкости и доброты, которая, очевидно, свила себ? чрезвычайно прочное гн?здо. Доброты зд?сь столько, что ея съ избыткомъ хватило бы на десятокъ другихъ угловъ губъ и глазъ.

            Очевидно, это качество, эти черточки доброты, не случайныя, a прирожденныя, потому что отъ воды и мыла он? не сходятъ, и сколько ни теръ я эти м?ста полотенцемъ -- доброта сіяла изъ уголковъ губъ и уголковъ глазъ еще ярче. Такъ,-- вода можетъ зам?сить придорожную пыль въ грязь, но та же вода заставляетъ блест?ть и сверкать св?жіе изумрудные листочки на придорожныхъ кустахъ.

            Мн? хочется, чтобы вс?мъ вокругъ было хорошо, и, если бы наше бездарное правительство опомнилось, и пригласило меня на должность безплатнаго сов?тчика -- можетъ быть, изъ нашихъ общихъ стараній что-нибудь бы и вышло.

            Въ частной жизни я стремлюсь къ тому же: чтобы вс?мъ было хорошо. Откуда y меня эта Маниловская черта -- я и самъ хорошенько не разберусь.

            Однажды, весной, мой пріятель Туркинъ сказалъ мн? вскользь, во время нашего катанья на Туркинскомъ автомобил?:

            -- Вотъ скоро л?то. Нужно подумать о томъ, чтобы снять этотъ тяжелый автомобильный верхъ и сд?лать л?тній откидной, парусиновый.

            -- Парусиновый?-- переспросилъ я, думая о чемъ-то другомъ.

            -- Парусиновый.

            -- Автомобильный, парусиновый?

            -- Ну, конечно.

            -- Вотъ прекрасный случай!-- обрадовался я.-- Какъ разъ вчера я встр?тился съ пріятелемъ, котораго не вид?лъ года два. Теперь онъ управляющій автомобильнымъ заводомъ, зд?сь же въ Петербург?. Закажите ему!

            Мысль y меня была

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту