Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

6

Эти люди не вид?ли въ моихъ хлопотахъ простого желанія сд?лать имъ пріятное, a упорно придавали всему д?лу видъ личнаго мн? одолженія.

            ?дучи обратно, я думалъ: что стоило бы мн? просто промолчать, въ то время, когда Туркинъ началъ разговоръ объ этомъ верх?... Онъ бы заказалъ его въ другомъ м?ст?, a Клусачевъ, конечно, прожилъ бы самъ по себ? и безъ этого заказа.

            Н?которые писатели глубокомысленно сравниваютъ жизнь съ быстро мелькающимъ кинематографомъ. Но кинематографъ, если картина не нравится, можно пустить въ обратную сторону, a проклятая жизнь, какъ б?шенный быкъ, претъ и ломитъ впередъ, не возвращаясь обратно. Хорошо бы (думалъ я) повернуть н?сколько дней моей жизни обратно до того м?ста, когда Туркинъ сказалъ:

            "Нужно сд?лать откидной верхъ"... Взять бы посл? этого и промолчать о Клусачев?.

            Не течетъ р?ка обратно...

            -- Алло Вы?

            -- Да, это я.

            -- Слушайте, голубчикъ! Уже прошло три дня, a отъ вашего Кумачева ни слуху, ни духу.

            -- Клусачева, a не Кумачева.

            -- Ну, да! Д?ло не въ этомъ, a въ томъ, что уже пошли жаркіе дни, и мы съ женой буквально варимся въ автомобил?.

            -- Да я былъ y него. Онъ об?щалъ позвонить по телефону.

            -- Об?щалъ, об?щалъ! Об?щаннаго три года ждутъ.

            Я насильственно засм?ялся и сказалъ успокоительно:

            -- За то онъ ради меня дешево взялъ. По своей ц?н?. Всего 200 руб.

            -- Да? Гм!.. Странная y нихъ своя ц?на... A мн? въ Невскомъ гараж? брались сд?лать за 180, и съ подъемнымъ стекломъ... Ну, да ладно... Разъ вы уже заварили эту кашу -- приходится ее расхлебывать.

            Сердце мое похолод?ло: подъемное стекло! A вдругъ этотъ Клусачевъ д?лалъ свои разсчеты безъ подъемнаго стекла?

            -- Хорошо,-- ласково сказалъ я.-- Я съ нимъ... гм... поговорю... ускорю... Всего хорошаго.

            -- Алло! Это вы, Клусачевъ?

            -- Я!

            -- Слушайте! Что же съ Туркинымъ?

            -- A что такое?

            -- Вы, оказывается, до сихъ поръ не сняли м?рки?

            -- Да все некогда. У насъ теперь масса работы по ремонту. Собственно говоря, мы бы за этотъ верхъ и совс?мъ не взялись, но разъ вы просили, я сд?лалъ это для васъ. Завтра сниму м?рку...

            -- Алло! Вы?

            -- Да, я. Аверченко.

            -- Слушайте, что же это вашъ Крысачевъ -- снялъ м?рку, да и провалился. Уже нед?ля прошла. Я не понимаю такого поведенія: не можешь, такъ и не берись... Нав?рное, онъ какой-нибудь аферистъ...

            -- Да н?тъ же, н?тъ,-- сказалъ я умиротворяюще.-- Это прекрасный челов?къ! Р?дкій отецъ семейства. Это и хорошо, что онъ такъ долго не появляется. Значитъ, уже д?лаетъ.

            -- О, Господи! Онъ, в?роятно, къ осени сд?лаетъ этотъ злосчастный верхъ? Им?йте въ виду, если черезъ три дня верха не будетъ -- не приму его потомъ. И то, эту отсрочку д?лаю только для васъ.

            -- Алло! Вы, Клусачевъ?

            -- Я.

            -- Слушайте, милый! В?дь меня Туркинъ ?стъ за этотъ верхъ. Когда же...

            -- А, пусть вашъ Туркинъ провалится! Онъ думаетъ, что только одинъ его верхъ и существуетъ на св?т?. Вотъ навязали вы мн? на шею горе-злосчастное. Прибыли никакой, a минутки свободной дохнуть не дадутъ.

            -- A онъ говорилъ,-- несм?ло

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту