Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

10

вечера сид?лъ на деревянномъ крылечк? съ гитарой въ рукахъ.

            Проходила барышня въ шляпк?, или баба съ ведромъ воды -- Бердяга провожалъ ихъ взоромъ и игралъ тихонько на гитар?, нап?вая п?сенку о монах?, жившемъ у дуба.

            Это была его любимая п?сенка; въ особенности нравилась ему странная, немного нескладная строка:

           

            И громъ дубъ тотъ разразилъ...

           

            -- И-и громдубтотразразилъ!-- меланхолически нап?валъ Бердяга, вперивъ взоръ, если никого не было на улиц? -- въ небо.

            Налюбовавшись на прохожихъ, на небо и наигравшись вдоволь на гитар?, Бердяга вставалъ, расправлялъ он?м?вшіе члены и шелъ ужинать.

            Засыпая, любилъ вспомнить о чемъ-нибудь пріятномъ; конечно, большею частью, воспоминанія его, какъ привязанныя веревкой за ногу, верт?лись около гостиной со сверкающими желтыми полами, узорными гардинами, столомъ, заставленнымъ разными прекрасными вещами, около блестящаго хозяина Остроголовченко, св?тской его жены и толпы добрыхъ изящныхъ гостей.

            Съ особеннымъ удовольствіемъ вспоминалъ Бердяга т? небрежные вопросы, которые задавались ему хозяевами и гостями и сейчасъ же забывались. Въ этой небрежности онъ вид?лъ подлинный шикъ и ум?нье вести бес?ду.

            Бердягу трогало то, что вотъ, молъ, людямъ, можетъ быть, и совершенно неинтересно, служу я, или н?тъ; но разъ они спрашиваютъ -- значитъ, тутъ есть какое-то особое воспитаніе, ум?нье быть въ обществ? пріятнымъ и доставить ближнему удовольствіе.

            -- Пригласить бы ихъ вс?хъ къ себ?,-- подумалъ однажды Бердяга.-- Жаль, что y меня комнатка маленькая. Ну, да ничего. Десять челов?къ-то ум?стятся. Устроить такой же столъ, только поменьше, поставить ветчину, бутылку вина и крашенныя яйца. Придутъ, опять начнутся разговоры. Я над?ну сюртукъ, надушусь одеколономъ и какъ будто вскользь приглашу вс?хъ къ закусочк?. "Закусить, ч?мъ Богъ послалъ". Когда я скажу, что получилъ семь рублей прибавки y Шумахеровъ и Зайдъ -- вс?, нав?рно, будутъ удивлены. Посл? первой рюмки скажу: "по одной не закусываютъ" и спрошу y крестнаго, какъ поживаетъ его супруга. Жаль, что краска на полахъ повыщербилась и покоробилась. Хорошо-бы, если-бы полы блест?ли. Потомъ гитару покажу. Будутъ просить играть... Сыграю что-нибудь.

            И Бердягу вдругъ неожиданно и со страшной силой потянуло къ красивой праздничной жизни -- хоть на одинъ день, именно тотъ день, когда люди д?лаются лучше, добр?е, воздухъ н?жн?е и солнце ярче. Бердяга, погруженный въ свои мысли, всталъ съ кровати, зажегъ св?чку и сталъ записывать:

           

            Бутылка вина. -- 70 к.

                                                "                водки. -- 40 "

            Пива 3 бутылки -- 42 "

            Ветчина.    --  1 р. -- "

            Сардины -- 35 "

            Колбаса, хл?бъ и проч. -- 1" -- "

            Куличъ и 2 гіацинта въ горшкахъ -- 2 " -- "

            Выходило шесть рублей.

            Старые ботинки можно смазать чернилами, но галстукъ придется купить новый. Темнозеленый.

            Въ ту же ночь -- это была ночь подъ Страстную субботу -- Бердяга написалъ десять писемъ -- полупоздравительныхъ, полупригласительныхъ.

            Выражая удовольствіе по поводу наступленія такого праздника, Бердяга им?лъ почтительн?йшую честь принести поздравленія

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту